Золото Осипова. Неразгаданные тайны южных гор

000Южный Казахстан богат легендами о кладах. Мол, даже Чингисхан зарыл свое сокровище в предгорьях Каратау. Впрочем, по мнению серьезных историков, это вымысел. Другое дело – золото Осипова.

Имеется ряд исторических фактов, подтверждаемых архивными документами и мемуарами участников событий. Но само золото остается загадкой. Жители поселка Хунсан в долине Угама уверены – клад Осипова надо искать в этих местах.

Исчезнувшее золото Осипова

– Поначалу я относился как к небылицам к рассказам аксакалов о “золотом обозе”, якобы исчезнувшем в этих горах, – говорит Владимир ВАГНЕР, егерь Угамского охотничьего хозяйства с 1981 года. – Потом стал интересоваться и понял, что речь действительно идет о знаменитом караване с золотом, предположительно проходившем в этих местах в январе 1920 года!

В ноябре 1919 года в Ташкенте, где совсем недавно установилась Советская власть, произошел мятеж. Местные большевистские начальники были недовольны присланными из Москвы комиссарами. Почти сразу лидером мятежа стал Константин ОСИПОВ, большевистский военком Туркестанской республики. Он даже провозгласил себя главой республики. Но затем верные Ленину люди смогли погасить мятеж. Осипов с небольшим отрядом ушел к Шымкенту, взяв с собой золото Туркестанского народного банка. Шел январь 1920 года. До Шымкента Осипов добраться не смог – на подъездах его уже ждали. Он свернул к Угамскому хребту, надеясь через горы пройти к бухарскому эмиру. Красноармейцы преследовали его и в горах. Погоня прекратилась из-за прошедшего в горах схода лавин. Зима 1919/1920 года была одной из самых холодных. Даже в Ташкенте было минус 30. Преследователи решили, что Осипова накрыло лавиной. Весной здесь организовали поиск золота, но ничего не нашли. Потом выяснилось, что Осипов добрался-таки до эмира. И даже, по утверждению одного из участников отряда, они “сдали все золото”. Но когда в конце лета 1920-го Бухару взяла Красная Армия, золота не нашли. Судьба самого Осипова точно неизвестна. По архивным данным, он похитил из банка

3 миллиона николаевских рублей, 3 миллиона николаевских кредиток, 50 тысяч рублей золотыми монетами, золота и драгоценностей на 2 миллиона рублей, несколько мешков английских фунтов стерлингов, индийских рупий и другой валюты. Известно, что из Ташкента Осипов вывозил это на нескольких автомобилях. Затем ценности перегрузили на лошадей.

Пещерные технологии

Сейчас информацию о мятеже легко найти в Интернете. А в 80-е Владимиру Вагнеру пришлось изрядно порыться в архивах библиотек Чимкента, Ташкента и Алма-Аты:

– Воспоминания аксакалов Хунсана довольно точно укладывались в картину отступления Осипова в горы.

Старейшины утверждали, что когда они были детьми, в Хунсан лютой зимой пришел «золотой караван» на 11 верблюдах. Возглавлял его “большой военный”. Он взял в поселке лучших проводников, заплатил николаевскими кредитками, обещая в конце пути рассчитаться чистым золотом. “Офицеру” подсказали не закапывать клад в землю. Земля промерзла, копать бы пришлось долго, и следов осталось бы много. Местные посоветовали поднять груз в одну из пещер – их много в скалах Угамского хребта. Пользуясь жестоким морозом, резали верблюда (лошадь), еще теплое мясо… пришлепывали к скале. Оно намертво примерзало, создавая ступеньки. “Скалолаз” добирался до места и спускал веревку. Путь к неприступной пещере был открыт. Так, вероятно, спрятали только золото, ну разве еще и мешки с фунтами. Потом отряд Осипова отступал, яростно отбиваясь от красноармейцев. Причем они так и не взяли раненых. Их добивали, не оставляя свидетелей. А по словам аксакалов, никто из проводников не вернулся. Весной остатки мяса, исклеванного орлами, оттаяли и упали со скалы, навеки стирая все следы. Количество пещер в горах Угама точно неизвестно, многие ни разу не обследовались.

– Для Осипова было логично попытаться спрятать золото в горах, – считает южноказахстанский писатель и журналист Кенес ИСМАИЛОВ. – Самым удивительным является то, что в одну из самых суровых зим Осипов смог совершить переход через Угам, Пскем, Чаткал и выйти к Фергане! При этом, чтобы он еще и тащил золото, которое потом “отдал эмиру”, – это уж слишком романтичная версия.

Верблюд для передвижения в горах подходит меньше всего. Но и лошадь при зимних переходах становится обузой. Преодолеть снежные перевалы мог лишь человек. Поэтому Осипов, скорее всего, выйдя из Хунсана, спрятал клад в ближайшем удобном месте.

Главная загадка – как Осипов смог в лютую стужу пройти по горным перевалам?

01Родился в 1896 году в Красноярске. До призыва в армию учился в красноярском землемерном училище. Член РСДРП с 1913 года.

С начала Первой мировой войны два года служил в запасном полку, затем был командирован в 4-ю Московскую школу прапорщиков, по её окончанию прапорщик Осипов, как лучший курсант выпуска, был оставлен в ней преподавателем. В конце 1916 года он получил назначение в Туркестан. В начале 1917 года он проходил службу адъютантом у генерала Полонского в Скобелеве (Фергане). Февральскую революцию принял с энтузиазмом. В октябре 1917 года он стал членом Совета солдатских депутатов. В феврале 1918 года он отличился в боях по разгрому Кокандской автономии, а позже и в разоружении белоказаков полковника Зайцева под Самаркандом. В итоге в 22 года молодой красный командир стал военным комиссаром Туркестанской республики.

В январе 1919 г. в Ташкенте под управлением Константина Осипова произошёл мятеж, ставивший своей целью свержение советской власти в крае.

Во время мятежа Осипов действовал жёстко и бескомпромиссно, лично отдав приказ о расстреле видных советских и партийных работников, захваченных мятежниками в самом начале своего вооружённого выступления. На улицах города развернулись уличные бои, и в начале мятежникам способствовал значительный успех. Однако ряд ключевых объектов – Ташкентские железнодорожные мастерские и Крепость, захватить так и не удалось, что в конечном итоге и предопределило неудачу мятежа. Активные действия, предпринятые оставшимися советскими руководителями, в том числе руководством Ташкентских железнодорожных мастерских, начальником старогородской дружины Бабаджановым и в наибольшей степени — командующим гарнизоном Ташкентской крепости, левым эсером Иваном Беловым, который начал орудийный обстрел из пушек крепости штаба заговорщиков, казарм 2-го стрелкового полка, сорвали планы руководителей мятежа.

После провала мятежа Константин Осипов с соратниками ушли из города Ташкента в направлении Чимкента, а затем, совершив манёвр, в сторону Чимгана, предварительно забрав из городского банка все наличные средства, как в бумажной валюте, так и в виде золота. Победители организовали преследование ушедших из города мятежников, а также стали проводить массовые «зачистки», допросы и расстрелы в городе.

Последний бой мятежников с их преследователями произошёл в заснеженных горах, в отрогах Пскемского хребта у кишлака Карабулак. В самом кишлаке после проведённого обыска была найдена часть средств, вывезенных мятежниками из банка – в бумажной валюте. Золота, как и самого руководителя мятежа Константина Осипова победителям захватить не удалось.

В начале советские следственные органы сочли Осипова погибшим в горах под снежной лавиной, однако позднее через некоторое время он появился в Ферганской долине в отрядах, ведущих вооружённую борьбу с советской властью в крае. Однако после ряда неудачных для борцов с советской властью боев с правительственными войсками Константин Осипов перебрался в Бухару и стал сотрудничать с эмиром. Поскольку формально (и на тот момент фактически) Бухарский эмират был независимым государственным образованием, то по дипломатическим каналам советское правительство Туркреспублики из Ташкента стало настойчиво требовать от эмира выдачи Константина Осипова и его соратников. Под давлением властей Ташкента ряд соратников Осипова был выдан советской власти, но не сам Осипов.

В воспоминаниях князя Искандера написано, что Осипов был убит одним из своих соратников с целью ограбления, когда Осипов направлялся на Ашхабадский фронт.

Ряд эпизодов того времени, связанных с судьбой Константина Осипова, впоследствии был положен в основу сценария фильмов о периоде борьбы за установление советской власти в Туркестанском крае – «Крушение эмирата», «Пламенные годы», «Пароль „Отель Регина“».

После фактического свержения власти эмира бухарского частями Красной Армии в 1920 г. сам правитель Бухары бежал в Афганистан, где, по некоторым непроверенным сведениям, в Кабуле видели и Константина Осипова.

www.caravan.kz|КАРАВАН