Как не дать упасть ближнему на самое дно жизни

Как не дать упасть ближнему на самое дно жизни. Об этом постоянно думают сотрудники ГУ «Центр социальной адаптации для лиц, не имеющих определенного места жительства» города Шымкента. Сегодня на их попечении находятся 143 человека. А зимой это число увеличивается человек на сорок.

Как не дать упасть ближнему на самое дно жизни

Раиса Манамбаева и ее подопечные

НУРБОЛАТ, ВАЛЕРА И МУХТАР

Именно с Нурболата началось наше нынешнее общение с центром. Недавно в РАБАТ позвонила Людмила Викторовна, домком с улицы Алимбетова, 4. Спрашивала совета по поводу беспомощного мужчины, несколько дней лежащего в торце их дома. Вспомнив, что есть в Шымкенте центр социальной адаптации, я по телефону обратилась к его директору Раисе Манамбаевой. Признаться, уже с первых минут общения с ней появилась уверенность, что сообща мы найдем вариант помощи этому человеку. К концу рабочего дня мы созвонились, и Раиса Турмахановна сказала, что они этого мужчину привезли к себе, отмыли. Выяснилось, что у него нет одной нижней конечности и что он был… пьян. Понятное дело, я лично знакома с людьми, которые начинают пить и с меньшего горя. Оказалось, что Нурболату 47 лет, есть мама, семья. Из-за депрессии приехал из Кентау в Шымкент, одно время обитал возле Верхнего рынка. Сотрудники центра предложили ему временно пожить здесь и помочь оформить инвалидность. Спустя две недели Нурболат все же решил вернуться в Кентау. Расстались по-доброму.

А инвалида Валеру Олифера сюда в центр привезла родная мать. Свой отчаянный поступок женщина объяснила тем, что боится оставлять своего 41-летнего сына одного в доме: он психически не здоров, мало ли, вдруг подожжет дом или поранится. К тому же у нее наметились перемены в личной жизни. Первое время мама приезжала к сыну каждый день, затем – все реже и реже…

Знакомство с еще одним обитателем центра – 65-летним Мухтаром Арыспаевым – убедило в том, что при желании человек может подняться над неблагоприятными обстоятельствами. У Мухтара высшее образование, он инженер, проработал на заводе прессов-автоматов. После смерти жены и замужества одной из дочерей принял решение перебраться на дачу знакомых – «не хотел мешать счастью молодых». Однажды он серьезно заболел, попал в неврологическое отделение клиники МКТУ. Пока лежал в больнице, его жилище основательно разграбили дачные воришки, он остался у разбитого корыта. Сил на восстановление уже не было. А тут подошел и возраст выхода на пенсию. Поскольку завода больше нет, ему не удалось найти справку о заработках последних лет, и теперь получает минимальную пенсию. Мухтар-агай намерен найти-таки подтверждающие его трудовой стаж документы, выбить нормальную пенсию и… переселиться в дом престарелых. На дочек не в обиде.

АЛЕКСАНДРА КИРИЛЛОВНА

Так зовут еще одну обитательницу учреждения. Александра Захарова, которой идет уже 81-й год, четыре года назад приехала из родной Самаркандской области в Ташкент. Там на остановке возле рынка на «Госпиталке» к ней подошел с виду приличный человек и предложил хороший, а главное, относительно быстрый заработок в соседней Южно-Казахстанской области. Предложенная работа на бахче вовсе не испугала крепкую с рождения женщину, выросшую в сельской местности. Заработок, который посулили за сезон, ее вполне устраивал. Почему столь зрелую женщину не насторожил нелегальный переход через границу, остается только догадываться…

Как не дать упасть ближнему на самое дно жизни

Александра Кирилловна

Работа на бахче под палящим солнцем – это испытание даже для бывалых. В один из дней у Александры Кирилловны сердце прихватило прямо на поле. «Я оклемалась. В тот раз мне это простили, – вспоминает женщина. – Спустя время, когда приступ повторился, меня с поля вывезли в Шымкент и оставили возле остановки «Колос». Я города не знаю, на руках ни денег, ни документов. Куда идти – понятия не имею… Подошла к полицейским, объяснила что к чему, они мне посоветовали обратиться в церковь на улице Московской, что я и сделала. А уже оттуда я попала сюда, в этот центр». Дальнейшая судьба гражданки Узбекистана Захаровой пока без четких перспектив. Спрашиваю, есть ли у нее близкие, почему не ищут ее, ведь прошло уже четыре года. «Как же нет родных, есть, – отвечает Александра Кирилловна. – Я жила в поселке Ипакли Ургутского района Самаркандской области. У меня четверо детей, точнее это дети моего гражданского мужа, он таджик, но я их с малых лет вырастила – это Тахир, Хабиба, Талима, Табиб. А не ищут, может, потому, что не знают, где я. А может, теперь считают, что не родная я им, зачем меня искать?» Но в голосе – ни намека обиды на близких, понимает, что попала в такую ситуацию в общем-то по собственной доверчивости, если не сказать более. Благодарна за предоставленный кров и человечное обращение.

ДВЕ РОЗЫ, АННА И НАТАША

Розе Рахимжановой 65 лет. Семь лет назад приехала к сестре в Шымкент из Семипалатинска. Обстоятельства сложились так, что год назад она оказалась здесь, в центре. Возвращаться в Семей не хочет – плохая экология. Живет надеждой на оформление в дом престарелых.

Как не дать упасть ближнему на самое дно жизни

Роза Рахимжанова

Ее тезке Розе Давлетовой жить куда горше. Раньше она работала на МЖК, жила на проспекте Кабанбай батыра, 99. Сын Юлай Давлетов переехал с семьей в Оренбург, «забыв» за ненадобностью родную маму. По словам женщины, у нее не сложились отношения со снохой Умут. Перспектива та же – дом престарелых. Очень надеется на то, что о ней вспомнит внук Рамиль – сын умершей дочери, который уехал на заработки. Она его воспитывала с пеленок…

Как не дать упасть ближнему на самое дно жизни

Наташа Николаева

Уроженка Ленгера Анна Ивановна Махрина работала в Актау, вырастила двоих сыновей. Однажды случилось так, что заболела, стала инвалидом 2-й группы, лишилась крова. Вернулась в Шымкент, ждет переезда в дом престарелых, в этом году подошел ее законный год выхода на пенсию. Навестить мать приезжал старший из сыновей, забрать к себе не может.

Увидев в одной из палат центра Наташу Николаеву, я очень удивилась. На вид красивая молодая женщина, всего-то 38 лет. Выяснилось, что каких-то десять с небольшим лет назад в Шымкенте в районе 1-й Кривой жила большая дружная семья Николаевых, в которой росли две дочки – Лена и Наташа. Когда родители умерли, дом достался Лене, а Наташа перебралась на дачу. Продав дом, старшая сестра уехала в Россию, спустя время Наташа, имеющая инвалидность 3-й группы (эпилепсия), оказалась в стенах центра социальной адаптации.

АРСЕНАЛ ПОМОЩИ

Жизнь – занятие не для слабых. Нам с детства внушали: человек – сам кузнец своего счастья. У большинства обитателей центра адаптации эту уверенность начисто смыло при первых же столкновениях с суровыми реалиями жизни.

Какое впечатление от всего увиденного? Хорошо, что есть такое учреждение, его название говорит само за себя. Кров над головой, четырехразовое питание, чистая постель, минус оплата за комуслуги. Понравился коллектив, который с осени прошлого года возглавила Раиса Турмахановна Мананбаева, до этого она работала здесь же психологом.

Как не дать упасть ближнему на самое дно жизни

Роза Давлетова

Каждый день, сталкиваясь с трудными судьбами людей, сотрудники не зачерствели душой. Первыми новых посетителей центра встречает дезинфектор Саракуль Бейсенова. Смелости этой женщине не занимать, ведь новосел может оказаться больным человеком, в том числе и туберкулезом, кожными заболеваниями, педикулезом. Она в буквально смысле согревает человека, отмывает его. Новенького одевают в одежду, которую для него подбирает, а если надо – подгоняет-перешивает, сестра-хозяйка Табия Караева. К слову, она рассказала о том, что все 13 лет, что существует центр, им колоссальную помощь с одеждой оказывают две православные церкви Шымкента – Святоникольского кафедрального собора и Иконы Казанской Божьей матери. Недавно у центра появился микроавтобус – мобильная служба социального патруля, который три раза в неделю выезжает в город «подбирать» людей, попавших в беду.

Из текущих проблем центра: до сих пор нереализованной мечтой остается постройка отдельного банно-прачечного комплекса. Есть ПСД, но нет денег. В центре не откажутся от помощи литературой на казахском языке, будут признательны за вещи мужского гардероба.

И еще, в центре есть изолятор, где буквально доживают свои дни около четырех десятков тяжело больных людей. У многих из них есть родные, то, что их нет рядом, неправильно, не по-людски… Говорят, что судьба – это все, что пошло не по плану. Каким сложится узор жизненного полотна этих людей, зависит от их отношения к близким.

Фарида ШАРАФУТДИНОВА, ОТЫРАР.kz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот.