Приоритет – целесообразность

Согласно стратегическим планам, нынешний год определен как год активного формирования и внедрения в жизнь страны «зеленой экономики» и экологических стандартов в бизнесе

Согласно стратегическим планам, нынешний год определен как год активного формирования и внедрения в жизнь страны «зеленой экономики» и экологических стандартов в бизнесе. «Зеленая экономика» или по иному, «экономика с экологическим содержанием», помимо существенного снижения рисков для окружающей среды также должна содействовать реформе, проводимой во всех секторах экономики и политики, которая поощряет природоохранные инвестиции. При этом прогнозируется и рост доходов и занятости, которые, в свою очередь, обеспечивается государственными и частными инвестициями, уменьшающими выбросы углерода и загрязнение и повышающими эффективность использования энергии и ресурсов, а также предотвращающими утрату биологического разнообразия.

Такова краткая теоретическая часть проблемы, которая, в принципе, не вызывает никаких вопросов. А вот пути ее практической реализации, а также неизбежный в таких случаях тщательный анализ всех предложенных концепций, до сих пор находятся в стадии формирования. И одним из шагов по урегулированию всех спорных вопросов и поиска компромиссных решений стал «круглый стол», а точнее, настоящая научно-практическая конференция, проведенная в апреле этого года в Астане.

Мероприятие было достаточно представительное. В числе его участников можно назвать министра охраны окружающей среды Нурлана Каппарова (напомню, что в январе этого года указом президента РК полномочия по реализации и контролю государственной политики развития «зеленой экономики» переданы в ведения МООС), председателя ассоциации KAZENERGY Тимура Кулибаева, который озвучил свои предложения по постепенному переходу к «зеленой энергетике» на период до 2050 года, а также руководителей целого ряда государственных органов, национальных компаний, общественных организаций и экспертных советов. Из зарубежных специалистов на конференции присутствовали представители американской консалтинговой компанией McKinsey&Company, которая осуществляет консультации в процессе подготовки проекта Стратегии РК по переходу к зеленой экономике и которые, в свою очередь, также озвучили свое видение текущей ситуации и презентовали произведенные ими наработки.

Кстати, в момент начала работы над этим документом в сентябре прошлого года, курирующий подготовительный процесс Нурлан Каппаров предположил, что стратегия будет «непростым, очень сложным документом, который будет затрагивать практически все сектора экономики».
– Мы приступаем к разработке этой стратегии и думаем, что на эту разработку уйдет от 6 до 12 месяцев, – сказал Каппаров в одном из своих интервью – И когда стратегия будет разработана, после этого будет конкретный план действий по внедрению.

И вот, долгожданный документ был представлен к обсуждению. При этом, похоже, предчувствия руководителя МООС действительно не обманули, Проект на самом деле, оказался очень сложным и вызвавшим немало оживленных дискуссий. В частности, как подчеркнул директор фирмы «McKinsey» Мэт Роджерс (ранее, он работал советником министра энергетики США в администрации Барака Обамы и занимался разработкой стратегии и пакета стимулирующих мер по модернизации энергосектора Соединенных Штатов), в настоящее время при разработке любой национальной стратегии по энергетике следует учитывать такой важный фактор, как технологическая революция, которая может полностью поменять сформировавшуюся энергокорзину страны. В строительстве перенимаются новые технологие соседей, такие, как например, укладка тротуарной плитки Новосибирск.

Обозревая опыт своей страны, господин Роджерс огласил данные, согласно которым в США к 2010 году перешли от 50%-ной зависимости от угля к 30%-ной. И в настоящее время там уже приступили к закрытию старых угольных электростанций.

Правда, в продолжение этого выступления младший партнер компании Сергей Киселев отметил, что с учетом грандиозных планов по индустриализации экономики страны, к 2030 году Казахстану понадобится как минимум десять ГВт новых мощностей. Это, по его расчетам, потребует строительства еще почти половины от существующих ныне мощностей, чтобы в будущем выдержать пиковые нагрузки. Что же касается сегодняшнего состояния дел, то партнер McKinsey&Company привел официальные статистические выкладки, согласно которым 80% казахстанской электроэнергии вырабатывается из угля. И перевод угольных станций на газ для снижения нагрузки на экологию, безусловно, потребует строительства новых газопроводов. «Но с учетом неопределенностей по цене на газ и по объемам его добычи к 2030 году уголь останется основным топливом для генерации Казахстана», – подчеркнул господин Киселев.

Что ж, действительно, технологические инновации позволяющие осуществить процесс по частичной замене угля на природный газ получают все большее и большее признание. Однако, безусловной «панацеей» считать их на сегодняшний день будет несколько преждевременно, как, впрочем, и декларировать немедленное воплощение подобных технологических проектов на практике.
Ведь как справедливо отметил в своем выступлении председатель правления АО «Самрук-Энерго» Алмасадам Саткалиев – при разработке будущей стратегии перехода к «зеленой экономике» следует учесть тот факт, что применительно к Казахстану, где имеются большие залежи угля, причем на поверхности, нельзя применять готовые сценарии. Также представитель крупнейшей национальной компании страны сделал и некоторые уточнения по поводу развития «зеленой экономике» в самих США:

– Сегодня, напротив, мировые тенденции говорят об увеличение доли угля в энергетике. Для обеспечения глобальной энергобезопасности этот вид энергии должен развиваться исключительно с использованием технологии «чистого угля». Национальная энерготехническая лаборатория в Питсбурге, которая определяет мировую энергополитику, сегодня сосредоточила все свои усилия на разработке новых технологий «чистого угля», что и представляет собой переход к «зеленой экономике»…

Председатель правления ассоциации KAZENERGY Тимур Кулибаев также сделал некоторые замечания и комментарии по поводу международного опыта в этой сфере:

– Стратегия Республики Казахстан по переходу к зеленой энергетике предполагает активное развитие и вовлечение в энергобаланс страны возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и постепенное замещение традиционной генерации. Однако внутренние исследования членов Ассоциации по данному вопросу не подтверждают указанные прогнозы по развитию ВИЭ. Снижение капитальных затрат на солнечную и ветровую генерации на лицо, однако наблюдаются и иные, тренды – банкротство крупнейшего производителя солнечных панелей – китайской компании Suntech, массовые сокращения рабочих мест Vestas и проблемы финского производителя ветряных станций компании Windwind..

В свою очередь, спикер конференции, председатель правления НК «КазМунайГаз» Ляззат Киинов обозначил другие аспекты и технологические нюансы этой проблемы, особо подчеркнув, что рассуждая о развитии газовой генерации и замещении ею угольной, нужно подходить к вопросу не только с точки зрения экологии, но и стоимости:

– Во-первых, к 2020 году мы должны прекратить поставки газа на экспорт, поскольку он нужен для закачки обратно в пласт при нефтедобыче. Так мы только на одном только месторождении можем добыть до 100 миллионов тонн нефти. Это огромные объемы, и пока другой технологии у нас нет…

Кроме того, по словам руководителя компании, требует тщательного изучения и дополнительных финансовых трат и вопрос очищения обратно закачанного газа, потому что те заводы по очистке газа от сероводорода, что сегодня построены, ориентированы на более низкое его содержание.

Здесь мы на время прервемся от обсуждения хода работы конференции и обратимся к некоторым статистическим выкладкам и производственным данным о текущем состоянии дел в отрасли, а также взглянем, какие шаги были уже предприняты в продвижении экологических технологий в настоящее время.

Для справки:

Итак, согласно ранее опубликованным экспертным оценкам, потенциал возобновляемых энергетических ресурсов (гидроэнергия, ветровая и солнечная энергия) в Казахстане весьма значителен и оценивается величиной свыше одного триллиона кВт/ч.

В настоящее время, уделяя повышенное внимание вопросам «зеленой экономике», АО «Самрук-Энерго» полным ходом реализует проекты по использованию возобновляемых источников энергии, в том числе строительства ГЭС (Кербулак, Шардара, Булак), крупных ветровых электростанций в Алматинской и Акмолинской областях и солнечной электростанции возле расположенного близ Алматы города-спутника Капшагай.

Кроме того компания намерена провести комплексные исследования потенциала малых рек Республики Казахстан и определить перечень перспективных проектов строительства малых ГЭС для вовлечения их в энергобаланс.

Предполагается, что к 2030 году будут модернизированы действующие и введены новые мощности в Экибастузском энергоузле, будут построены крупные угольные станции в Северном Казахстане (Тургайская ТЭС) и на юге Республики (Балхашская ТЭС), которые сформируют центры базовой устойчивости национальной энергетической системы и будут соединены магистральными ЛЭП.
Также на уровне соответствующих отраслевых министерств продолжается работа по совершенствованию нормативно-правовой базы в области возобновляемых источников энергии».

Еще три года тому назад был подготовлен и успешно проведен через парламент проекта закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам поддержки использования возобновляемых источников энергии». Параллельно с этим был завершен переход угольной отрасли страны на стандарты, отвечающие абсолютно всем международным требованиям. Также были приняты законы о ветроэнергетике, об энергосбережении, утилизации промышленных и твердых бытовых отходов.

Примерно в то же время, была разработана и утверждена Программа развития угольной промышленности Республики Казахстан до 2015 года с перспективой до 2020 года, которой предусматривается достижение объемов добычи угля до 128,00 миллионов тонн в 2015 году и до 144,0 миллионов тонн в 2020 году. Прирост добычи за указанный период составит 29 и 45 миллионов тонн угля соответственно. А общий объем инвестиций на развитие добычи составит практически 4,5 миллиарда долларов. И все это, еще раз напомню, происходит в строжайшем соответствии с международными стандартами и требованиями, что попутно с развитием экологически безопасного производства внутри страны, также позволяет повысить конкурентоспособность казахстанской угольной продукции на внешних рынках.

Вместе с тем, современное развитие электроэнергетики связано не только с восстановлением и развитием генерирующих активов. Как уже говорилось чуть выше, в условиях Казахстана существует реальная возможность использования ветровой энергии, энергии солнца, геотермальной энергии, энергии малых рек (малые ГЭС). Согласно целевым показателям Государственной программы по форсированному индустриально-инновационному развитию Республики Казахстан, в 2014 году достижение объема вырабатываемой электроэнергии возобновляемыми источниками энергии должно составить – более миллиарда кВтч в год.

Если же вкратце рассмотреть ситуацию с природным газом, то в настоящее время объем потребления природного газа областями республики составляет 10,2 миллиарда кубометров, а его экспорта из республики – 8,2 миллиарда кубометров. И что касается политики внутренней газификации страны, то она по-прежнему должна остаться в числе приоритетных направлений, поскольку способствует поддержке энергетической, а вместе с ней и социальной безопасности страны, о чем неоднократно говорилось в ходе прошедшего в прошлом году Седьмого Евразийского форума KAZENERGY.
Таким образом, как мы видим, энергетический потенциал страны достаточно емок, однако расходовать и распределять его следует крайне тщательно с учетом всех возникающих потребностей, о чем неоднократно подчеркивали многие участники работы апрельской конференции по внедрению «зеленой экономике».

Замечания по существу

Если же вернуться непосредственно к представленному на обсуждение проекту Стратегии, то, по мнению председателя правления ассоциации KAZENERGY Тимура Кулибаева, ее суть должна отражать более реалистичные прогнозные показатели, а именно то, что энергоэффективность экономики должна достигнуть 30% к 2020 году. В целом разработчики смогли отразить реалии энергетического сектора, однако главная задача данного документа – найти менее затратные пути решения вопроса энергоэффективности до конца таки и не раскрыта. Так как доля угля в производстве электроэнергии в стране составляет почти 80%, то необходимо вначале рассмотреть возможности модернизации тепловых электростанций, а затем обсуждать газовый потенциал и альтернативные источники.

– Перевод ТЭЦ крупных городов на газ, заявленный в проекте Стратегии, сталкивается с ограниченностью ресурсов товарного газа и отсутствием газотранспортной инфраструктуры. Кроме того, для газовой генерации доля топливной составляющей в структуре себестоимости электроэнергии порядка 70%, поэтому стоимость электроэнергии газовых электростанций наиболее чувствительная к стоимости топлива, – подчеркнул в своем выступлении Тимур Кулибаев. – Все это обуславливает ситуацию, при которой, в условиях установления справедливых цен на газ (РК взяла обязательства в рамках ЕЭП о переходе до 2015 года на равнодоходные цены на газ), газовая генерация в северных регионах РК вряд ли сможет быть конкурентоспособной по сравнению с угольной.

Кроме того, как отметил председатель правления KAZENERGY, в Стратегии недостаточно уделено внимание вопросам внедрения «чистых» угольных технологий и перспективам казахстанской угольной отрасли в случае реализации обозначенных сценариев по кардинальному сокращению угольных генераций. А ведь именно уголь в обозримой перспективе должен оставаться в Казахстане основным энергоносителем, однако это нисколько не отрицает необходимости снижения негативного воздействия угольных генераций на окружающую среду и повсеместного внедрения «чистых» угольных технологий.

Есть немало вопросов и к положениям проекта Стратегии, в которых указаны возможные пути расширения газовой инфраструктуры. НК «КазМунайГаз» разработан ТЭО по газификации северных и северо-восточных регионов страны, а также проводится постоянная активная работа по газификации населенных пунктов. Все работы идут по строго запланированному графику, и какие-то «свежеиспеченные» масштабные проекты в настоящее время будут труднореализуемы без дополнительных финансовых вливаний, минимальный размер которых составляет порядка 3 миллиардов долларов США.

По расчетам энергетиков, даже при выявлении скрытых ресурсов товарного газа, его вовлечение в энергобаланс страны сдерживается отсутствием развитой системы магистральных газопроводов. Наша страна характеризуется большими территориями и низкой плотностью населения. В результате, любые проекты строительства транспортной инфраструктуры также сталкиваются с крайне низкой инвестиционной привлекательностью и необходимостью существенных капиталовложений. Поэтому указанные в Стратегии проекты строительства газопроводов через Астану в северные и восточные регионы, в настоящее время представляются весьма сомнительными.

В данном случае разработчикам рекомендуется обратить внимание на разрабатываемую Министерством нефти и газа РК генеральную схему газификации Республики Казахстан, а также проработать вопросы задействования альтернативных ресурсов газа (например, того же угольного метана).

Кстати, по озвученной в ходе конференции информации главы нацкомпании «КазМунайГаз» Ляззата Киинова, в настоящее время уже начата совместная работа с западными партнерами по внедрению технологий по получению газа из угля:

– Некоторые угольные месторождения расположены рядом с нашими предприятиями, – сообщил Ляззат Киинов. – И, начав работать с западными компаниями, мы рассчитываем получить неплохие результаты в этом направлении. Уголь – это то же углеводородное соединение, из которого легче получить газ, чем из сланца.

Также в ходе заседания были рассмотрены и другие вопросы, касающиеся развития энергетики в целом и атомной энергетики в частности.

Основной докладчик по этому вопросу, председатель правления НАК «Казатомпром» Владимир Школьник заявил, что при тех технологиях, которые существуют в атомной энергетике, ее вполне можно отнести к возобновляемым источникам энергии, доля которых к 2030 году, по поручению Президента, должна достигнуть 50%.

– У нас замкнутый топливный ядерный цикл, и уран-238 мы можем при новых технологиях использовать 10 тысяч лет, то есть атомную энергетику вполне можно отнести к возобновляемым ресурсам, – проинформировал участников «круглого стола» руководитель Национальной атомной компании.

Кроме того, согласно озвученным им тезисам, для строительства АЭС в республике в будущем необходимо точно знать, каким будет распределение долей других видов энергии, а также какими будут потребности страны в электроэнергии.

Для эффективного использования внутреннего потенциала страны была разработана отраслевая программа развития атомной отрасли Республики Казахстан, принятая в рамках реализации Государственной программы форсированного индустриального инновационного развития на 2010–2014 годы. Программу планируется реализовывать в два этапа. Первый этап выполняется в период с 2010 по 2014 год, а второй этап будет выполняться в период с 2015 по 2020 год.

Реализация программы позволит оптимально и сбалансировано использовать имеющиеся топливные и минеральные ресурсы, повысить экспортный потенциал страны, обеспечить экологическую чистоту энергетических технологий, развивать ядерные технологии для использования в различных отраслях экономики.
Однако, как известно, в настоящее время ряд основополагающих вопросов (в том числе, и по строительству самой АЭС) до сих пор находятся в стадии согласования, поэтому ждать каких-либо революционных прорывов от казахстанского атома, к сожалению, пока не приходится.

Подводя итог всему сказанному, председатель правления ассоциации KAZENERGY Тимур Кулибаев подчеркнул, что главным трендом в будущей национальной Стратегии по энергетике будет энергоэффективность:

– Энергоэффективность – вот главный и первичный тренд при разработке национальной энергостратегии. Мы ставим перед собой четкие горизонты: до 2020 года добиться сокращения энергопотребления в стране до 30% за счет энергоэффективности. Это вполне достижимый показатель при нынешних экономических условиях.

С этим мнением, в конечном итоге, оказался солидарен и министр охраны окружающей среды Нурлан Каппаров, отметивший что «Энергоэффективность – это то, что, в буквальном смысле слова, лежит на поверхности. 30% – это вполне допустимый и реальный потенциал для снижения потребления электроэнергии в республике. То есть, утрированно говоря, прежде чем строить новые станции, надо «отжать» весь потенциал имеющихся, используя энергоэффективность. А после того, как получим все, только тогда можно рассмотреть вопрос строительства новых станций».

Спешка здесь неуместна

В результате, участники конференции высказали рекомендации при дальнейшей доработке Стратегии по переходу к «зеленой экономике» сфокусироваться на решении таких вопросов, как установление целевых показателей по эмиссиям в окружающую среду, определение мероприятий по ликвидации исторических загрязнений, в том числе переработке бытовых отходов, использование экологических платежей природопользователей исключительно на природоохранные мероприятия и других важных вопросах, пока не получивших должного освещения в документе.

Экологическая проблематика современности имеет сложную, многоуровневую структуру и глобальное распространение. Тема устойчивого роста в Казахстане рассматривается преимущественно с точки зрения решения региональных экологических проблем, поэтому реализация проектов по сохранению и восстановлению экосистем, рациональному использованию природных ресурсов за счет внедрения ресурсо-, водно-, энергосберегающих и альтернативных технологий безусловно будет продолжена и дальше. А параллельно с этой, столь важной и нужной для развития страны работой, будут разрабатываться и внедрятся новые технологии возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и постепенное замещение традиционной генерации.

Идею «зеленого» развития Казахстан предложил на глобальном уровне. На прошедшем в 2012 году всемирном саммите ООН «РИО+20» Казахстан выступил с программой партнерства «Зеленый мост» и Глобальной энергоэкологической стратегией. Казахстанские инициативы получили широкую поддержку мировой общественности и вошли в итоговую декларацию саммита.

И поэтому, в своих принципах дальнейшего внедрения «зеленой экономики» республика в первую очередь будет ориентироваться не столько на декларативные нормы, сколько на экономическую целесообразность принимаемых проектов, с тем, чтобы благодаря внедрению новых эко-разработок и рациональному использованию уже имеющихся мощностей, достичь максимально эффективного результата.

Артур Санеев, dialog.kz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот.