Паводки принесли колоссальные убытки жителям северных и восточных регионов

Вода, вода, кругом вода, не хватает только Ноя с ковчегом, а он бы сейчас очень пригодился. Шутка ли, в Карагандинской области после интенсивного таяния на регион обрушился весенний ливень, и кровати обитателей частного сектора превратились в лодки. Так, на глазах 80-летних пенсионеров из поселка Актау вода стремительно проникала в дом и за считаные минуты достигла одного метра. Хорошо, что подоспели врачи – людей вовремя успели госпитализировать. Что ни говори, а жители центрального, северного и восточного регионов страны «хлебнули» паводковой водицы. Службы ЧС рапортуют о готовности, но на деле успевают не всегда и не везде. Вчера премьер-министр РК Серик Ахметов провел совещание в селекторном режиме по вопросам подготовки к весенним паводкам. Он поручил МЧС, акимам организовать круглосуточный мониторинг за паводковой ситуацией в республике. Глава правительства подчеркнул, что пока не наступил пик паводков, «необходимо мобилизовать всю технику, усилить работу по уборке снега». Координировать эту работу будет первый заместитель премьер-министра Бахытжан Сагинтаев.

Прошел конкурс на государственный социальный заказ для НПО, и победители схватились за голову. Ведь внесенные изменения в Правила осуществления государственных закупок заставляют их идти по миру с протянутой рукой, вымаливая деньги на исполнение заказа государства.

В прошлом году законотворцы, стараясь, по всей видимости, сберечь бюджетные средства от хищений, изменили несколько пунктов в Правилах осуществления государственных закупок. Чтобы не загружать уважаемого читателя юридическими терминами и канцелярским языком, постараемся донести суть изменений своими словами. Во-первых, теперь все поставщики, кто победит в конкурсах по госзакупкам, обязаны в течение 10 дней заплатить три процента от суммы заказа. Это, так сказать, гарантийный взнос, что организация действительно будет заниматься работой над заказом. В конце года взнос возвращается. Ранее такой взнос платился, если сумма заказа превышала 4000 МРП. Во-вторых, если прежде НПО – победитель конкурса – сразу получала средства на выполнение госзаказа, то теперь нет. К примеру, неправительственная организация выиграла конкурс на сумму в три миллиона тенге. Однако денег организация не увидит, пока не проведет одно или несколько мероприятий, затраты на которые должны составить 30 процентов от суммы госзаказа.

– Я считаю, что вносимые изменения должны служить совершенствованию, улучшению закона, – говорит президент ассоциации «Гражданский альянс ЮКО» Клара Алипова. – Что такое государственный социальный заказ? Это оказание поддержки НПО. А о какой поддержке сейчас может идти разговор? Допустим, выиграла я конкурс на 3 млн тенге. И я сейчас должна где-то найти около 1,1 млн тенге, чтобы начать работу. За 10 дней надо заплатить 100 тысяч тенге, а потом искать миллион, на который я обязана выполнить работу, обеспечить это документами, сделать финансовый и творческий отчеты. И только потом, через 2-3 месяца, мне выплатят деньги из бюджета. Эти деньги я верну тем, у кого брала в долг. И опять буду искать, у кого взять взаймы?!

По всей видимости, господа законотворцы упустили из виду, что НПО являются некоммерческими организациями. Они не зарабатывают денег, они их только тратят. Но тратят с пользой для населения страны и государства в целом. Так было до внесения поправок в правила о госзакупках. Сейчас у НПО есть два варианта, чтобы продолжить свою работу. Первый: все сотрудники-волонтеры вкладывают свои личные сбережения для реализации первого этапа, после которого из бюджета поступят 30 процентов от суммы заказа. Хотя это даже не смешно – НПОшники и так работают на благо государства почти на одном энтузиазме, а тут еще и свои деньги тратить?! Почему свои деньги? У общественных организаций нет ни имущества, которое можно в банке в качестве залога поставить, ни денег на счетах, потому как выделяемые гранты тратятся согласно проекту.

– На следующий год, если ситуация не изменится, то я уже подавать заявку на конкурс не буду, – заявила Клара Алипова. – И тот, кто не имеет финансового обеспечения, участвовать не будет. А у нас таких 90 процентов. В результате опытные, грамотные НПО, несколько лет уже работающие в тех или иных сферах, не смогут продолжить работу. Хотя надо отметить, сейчас идет прогресс в финансировании. Если раньше районы и города ни копейки на соцзаказ для неправительственных организаций не выделяли из бюджета, то на данный момент только три района Южно-Казахстанской области, если не ошибаюсь, не выделили средств. А в остальных пусть мизерная сумма, но выделяется. Но внесенные изменения в Правила осуществления государственных закупок очень затрудняют работу. И я уверена, будет страдать качество работы.

Второй вариант более вероятен – протянуть руку и просить бизнес-структуры: «Подайте миллиончик, чтобы мы могли начать работать по социальному заказу государства, мы честно-честно все вернем». Правда, попрошайничать придется три раза в год, ну да ничего, за пару лет научатся делать это профессионально. Хотя тут есть свои сложности – очень мало кто готов дать в долг без процентов. А где взять деньги на оплату процентов? Придется выполнять госзаказ так, чтобы и работу выполнить, и денежек немного осталось. И надеяться, что этого никто не заметит.

– Понятно, что изменения рассчитаны на то, чтобы обезопасить бюджетные средства, – говорит председатель НПО «Центр Медиа сервис» Данил Шемратов. – По такой же схеме госзаказы получают коммерческие субъекты. Но, как известно, ни один залог еще не послужил гарантом, чтобы не расхищались средства по госзаказу. Наоборот, схемы здесь предельно отточены, и, судя по отчетам прокуратуры и финполиции, воруют много. Теперь та же ситуация идет в некоммерческом секторе. По сути, здесь создают условия, чтобы как раз таки разрастались эти аферные схемы хищений бюджета. Ведь обычное НПО в принципе не может позволить себе работать в кредит.

К слову, НПОшники отмечают, что иностранные грантодатели работают проще – дали денег и хотят получить результат. И получают.

– Я не могу понять, как организация, не имеющая других средств, собирается выходить из этого положения? – недоумевает руководитель ОО «Правовой центр женских инициатив «Сана Сезiм» Хадича Абышева. – Это же дико. На мой взгляд, в такой ситуации невозможно работать. Ладно, мы – у нас есть средства с другого проекта – по международным фондам нам перечисляют деньги на год вперед, и мы можем взять оттуда на 2-3 месяца, а потом назад положить.

Кстати, ОО «Правовой центр женских инициатив «Сана Сезiм» за 12 лет своей деятельности в этом году впервые решил принять участие в конкурсе на социальный заказ от государства. На это повлияло то, что был выставлен лот, отвечающий направлению деятельности ОО. Но они проиграли – другая НПО, опыт работы которой даже близко не стоял с опытом «Сана Сезiм», просто дала меньшую цену.

Юрий ЕЛИСЕЕВ, Шымкент, Сайт газеты «Литер»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот.