Оперу «Абай» успешно экспортировали в Германию

В оперном театре Майнингена поставили оперу Ахмета Жубанова «Абай». Успех превзошел все ожидания.

«Она все еще жива — старая добрая опера!» — с такого не лишенного иронического подтекста восклицания начал свою рецензию на спектакль в оперном театре города Майнингена критик газеты Frankhurter Allgemeine Герхард Роде (Gerhard Rohde).

«Ромео и Джульетта» по-казахски

Занавес поднимается, и публика оказывается как будто в задних рядах кинозала. Мы видим спины зрителей. Вдруг пленка рвется, в зале зажигается свет, и все видят целующуюся пару. Он — молодой русский режиссер, она — казахская красавица. Суровые «вожди племени» (выражение рецензента) требуют расправы, и лишь мудрый Абай (тот самый Абай Кунанбаев, великий казахский поэт, писатель, общественный деятель, основоположник современной казахской письменной литературы) заступается за молодую пару. Но кончается все, тем не менее, плохо: жених по ошибке выпивает на свадьбе яд, предназначенный Абаю. «Затянувшийся финал, вечная смерть, слезы и потрясения, а также “Горные вершины” Гете в придачу, — пишет немецкий критик, — ведь композитор Жубанов, как и его герой Абай, был большим поклонником немецкого поэта».

Ирония иронией, а билеты на все девять спектаклей (с конца сентября по начало ноября) проданы почти полностью. На оперу «Абай», поставленную впервые в 1944 году, немцы идут охотнее, чем на иные модернистские экспериментальные постановки. Очевидно, что «простой немецкий зритель» истосковался по музыкальному театру, рассказывающему понятным языком о сильных чувствах, пусть и в экзотическом контексте. Тем более что музыка Ахмета Жубанова и его соавтора Латыфа Хамиди благозвучна, хорошо сделана, содержит легко опознаваемые отсылы к Мусоргскому, Римскому-Корсакову, Чайковскому.

В сочетании с отлично поющим ансамблем во главе с корейским баритоном Тэ Хе Шин в роли народного поэта и философа Абая и эффектной постановкой получился спектакль, который удовлетворяет всем потребностям слушателя, решившего провести вечер в опере.

Майнинген — Астана

Кстати, с 2004 по 2007 годы музыкальным директором в Майнингенской опере был молодой казахский дирижер Алан Бурибаев. В те же годы он возглавлял и симфонический оркестр Астаны. По его инициативе генеральный директор театра, режиссер Ансгар Хааг (Ansgar Haag), съездил в Казахстан, где впервые увидел и услышал оперу «Абай». Так родилась идея экспортировать «Абая» в Германию, которую Хааг и Бурибаев (ныне возглавляющий симфонический оркестр Брабанта и Национальный симфонический оркестр Ирландии) и реализовали совместными усилиями.

Ансгар Хааг отмечает среди прочего актуальность и даже злободневность сюжета. Ведь и в Германии, напоминает он, случаются ритуальные расправы над девушками-мусульманками, якобы опозорившими ложно понятую честь семьи. «Я не знаю другой оперы — кроме, может быть, “Похищения из сераля” Моцарта, — которая так открыто и смело ставила бы в центр сюжета проблематику ислама и взгляда на женщину на Востоке и Западе», — говорит режиссер.

Характерно, что расширение репертуара музыкального театра сегодня часто происходит с помощью «национально окрашенных раритетов». Как доказывает пример Майнингена, ничего дурного в организации корпоративных мероприятий нет. И хотя утверждение в буклете спектакля, будто Жубанов был учеником Шостаковича, является некоторым преувеличением (он учился в Ленинграде во времена, когда там жил и творил Шостакович), музыка «Абая» — действительно яркая, самобытная и талантливая. Что оценила и немецкая публика.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот.