Статус ниже плинтуса

В Казахстане профессия учителя стала третьесортной

Учитель, перед именем твоим позволь смиренно преклонить колени эти высокие слова пришли к нам из позапрошлого века в век прошлый, да так в нем и остались. В наши дни слова эти можно произносить лишь как издевку. Потому как у школьного учителя давно уже нет ни имени сколько-нибудь приличного, ни лица, ни достойного статуса. Даже с точки зрения ученика учитель неудачник по жизни, потому что удачливые люди работают в банковской сфере, а в школьные учителя подались те, у кого кишка тонка взращивать и рубить зелень на грядках рыночной эпохи. Ниже помещено интервью с одним из учителей. Поскольку проблема, поднятая в нем, весьма непростая, конфликтная, сведущие люди дали согласие прокомментировать его, ни в коем случае не называя своих фамилий.

— В школе если уж работать, так директором: именно он главный рубщик капусты. А еще лучше работать чуть выше: в РОО или ГУО. Добрую часть урожая директора школ отсылают туда, своим хозяевам. Тем, кто посадил их на эту хлебную должность. Разумеется, за соответствующую мзду. Там тоже есть своя такса, но об этом чуть позже…

Мы беседуем с учителем мужского пола (явление крайне редкое в наши дни). Он преподает математику… хотя в равной степени он может преподавать и физкультуру в одной из школ Астаны, Алматы или Шымкента. Он просил не называть даже город, чтобы всесильные магнаты из ГУО не вычислили школу, где он влачит свое учительское существование. Почему не называть?

— Я похож на самоубийцу? отвечает он вопросом на вопрос. Да они как овцебыки держат круговую оборону! Они меня забодают и затопчут, я как пробка вылечу из родной школы, лишившись последнего куска хлеба. И меня никуда слышите! никуда не возьмут на работу.

— Так, может быть, за такую работу и не надо держаться?

— Видите ли, моя беда заключается в том, что я люблю свою профессию и предан ей, это фамильное: мама была учителем-словесником, дедушка преподавал математику.

При Советской власти учитель был действительно авторитетом и в глазах учеников, и в глазах родителей. В наши дни у родителей появились категорические ноты. Они стали другими, менее интеллигентными. Люди стали зарабатывать хорошие деньги, но совестливости в них поубавилось. У них особняки за городом, квартиры в элитных домах, они привозят детей в школу на джипах. А учитель по-преж­нему живет в хрущобке, к месту работы добирается на общественном транспорте, одежонку носит с барахолки, в домашней библиотеке у него книги еще с советских времен, купить за две-три тысячи книгу, порой самую нужную, учитель не может, и даже дети смотрят на него теперь сочувственно, как на неудачника. Учитель нынче вроде медбрата, медсестры, он сегодня нечто вроде обслуживающего персонала.

— Престиж профессии определяется тем, насколько охотно молодежь осваивает ее в вузах…

— В педагоги идут самые слабые выпускники школ. И в школу приходят люди профессионально несостоятельные, они плохо знают свой предмет. Чем учитель может увлечь ученика, если он неэрудирован и невыразителен как личность? Причем дети уже побывали за рубежом, облетали полмира, а учитель не имеет возможности выехать даже за пределы Казахстана. Разве что на Иссык-Куль раз в три года.

Молодежь сейчас стремится приобрести профессию, которая дает высокий заработок…

— Только не школьный учитель! У молодого учителя минимальная ставка, но его нагружают в хвост и гриву, ему дают участок, который надо обойти и взять на учет всех детей, ему дают классное руководство, он, как и все мы, должен проверять тетради, ну и так далее. Не каждый выдержит такую нагрузку, много проще пойти на рынок, продавать колготки и решить таким образом все свои материальные проблемы.

— Есть также мнение, что школа один из самых коррумпированных секторов нашей жизни…

— Ну, коррупцией занимается не учитель, а те, кто стоит на ступеньку выше. Директор школы ведет набор учеников. Детей, живущих рядом со школой, должны в нее зачислить в обязательном порядке. Но если ребенок живет чуть дальше, то, чтобы его взяли, к примеру, в школу, находящуюся в центре города, надо заплатить две тысячи долларов. Родители понимают, что в такой школе хорошие учителя, и сознательно идут на такие траты. А у директора школы в этом кровная заинтересованность: директору надо купить машину, квартиру в элитном доме, а потом прикупить домик где-нибудь в Чехии или Москве. Директора школ, за редким исключением, имеют недвижимость за границей. Дети у них учатся обычно тоже за границей.

— Но шила в мешке не утаишь! В РОО ведь знают, что идут такие поборы?

— Кто бы брал, не зная, что его прикроют сверху? Да и в РОО перепадает соответствующая сумма. Директор в школе тоже появился не просто так. Чтобы его назначили на эту должность, он за­платил 20 тысяч долларов. Может, даже 30 тысяч сумма варьируется в зависимости от калибра школы, от ее престижа. Если школа на окраине города, там вообще смешные деньги, где-то пять тысяч. Бывает, на эти цели у будущего директора нет денег. Тогда он берет в банке кредит. Не волнуйтесь, он быстро за него рассчитается. А кроме первых классов, есть еще классы выпускные. Если у ребенка в старших классах пятерки, значит, ему светит золотая медаль, Алтын белгi, а с ней он может ехать по программе Болашак на учебу за границу. Но, чтобы получить медаль, надо тоже отстегнуть определенную сумму. Есть и другие лазейки. Учителей порой не хватает, и появляются гоголевские мертвые души. Не совсем, конечно, мертвые, а подставные. Им начисляется зарплата, им выписывают банковские карточки. Иной директор имеет таких карточек до двадцати. Тоже деньги.

— Но ведь есть дети, которые независимо от всех этих проделок показывают хорошие знания?

— А как же! Но есть и такие, которые, осилив на отлично начальную школу, не могут в силу своих природных данных столь же успешно учиться дальше. А родители привыкли к пятеркам. И начинаются конфликты с учителями. Родитель недоумевает: он же заплатил деньги, устраивая ребенка в эту школу, а значит, учителя должны сделать все возможное, чтобы ребенок получал отличные оценки. Повинуясь этому иждивенческому импульсу, родители пишут жалобу на учителя, и учитель попадает в жернова между родительскими амбициями и требованием директора поставить ученику во что бы то ни стало хорошие оценки. Хочешь остаться на работе будь добр, повинуйся! Нет скатертью дорога. Если скандал доходит до ГУО, от учителя требуют, чтобы он извинился перед родителями. Клиент всегда прав! Защититься от скандальных родителей практически невозможно. Профсоюз бессилен. Проблема эта настолько серьезна, что в последние пять лет появилась Ассоциация по защите прав учителя. Но даже у этой ассоциации нет правовой базы, учитель беззащитен перед произволом родителей-бизнесменов. Кстати, от тебя в такой ситуации могут отвернуться коллеги, ты останешься в одиночестве. Идти в суд, к прокурору? Тратить на это жизнь?..

Будешь артачиться тебе срежут нагрузку. Посадят на голодный паек. Учтите при этом, что учительская масса сама по себе очень уязвима в силу своего положения, консервативна, инертна и разобщена. А у директора всегда есть информаторы, так что сиди и не рыпайся. Убирай с учениками территорию школы, проверяй дневники и тетради, веди уроки, тяни свою бечеву как бурлак… При всем при том устроиться на работу учителем тоже не так-то просто, за это надо выложить 3-4 тысячи зеленых.

Комментарий в тему

А ты, сверчок, знай свой шесток

В обществе прочно утвердилось мнение, что учитель это послушный робот, выполняющий все указания сверху. Противоречить никогда не будет, поскольку он НИКТО и ничего не решает в этом мире.

Почему? А кому, скажите, нужен сегодня интеллектуальный труд? Государству? Вряд ли! Если бы государство было заинтересовано в УЧИТЕЛЕ, то давно уже был бы разработан Закон о его статусе, о его роли в обществе, о его месте в социальной иерархии, о защите его чести и достоинства. Кого мы сейчас готовим в ряды учителей? Сами знаете: всех тех, кто не набрал даже средних баллов во время ЕНТ. Наверное, властям выгодно иметь учителей-неучей. Такие будут молчать и не иметь собственного мнения. Удобно! И уже пришло в школы поколение учителей, которые равнодушны, с барыбирским отношением ко всему. Но даже с этим можно было бы примириться, если бы они хотя бы знания давали! Кого они взрастят? Какие знания дадут? Какое воспитание получат будущие поколения? Задумываются ли об этом во власти?

Мы, учителя, сейчас находимся на самом низу социальной лестницы. Поэтому-то и утеряно то уважение, которое приобреталось учительством веками. Пока не определен социальный статус учителя, общественное мнение не изменить. И в результате мы имеем то, что имеем. Точнее учителя.

Вот если это чиновник акимата, депутат и т.п., то это, конечно же, фигуры значимые. С ними можно и посчитаться, и преференции им от государства гарантированы: и льготы, и пенсии, и зарплаты соответствующие, и проезд, и квартиры, и почет, и уважение, и статус… А как же! Они ведь слуги народа, они же думают о судьбах Отечества.

А кто такой учитель?! Ну, учит, ну воспитывает, ну сеет доброе, вечное. И все???

Учитель сейчас никак не защищен. Им помыкают все. Но самое большое испытание родители. В школе сейчас, как в магазине, торжествует принцип: клиент всегда прав! Многие родители скандалят с учителями, требуя для своего ребенка отличных и хороших отметок! Жалуются во все инстанции, если учитель не идет им навстречу, добиваясь своего любыми путями, не гнушаясь даже шантажом. Дети, видя поведение родителей, начинают вести себя соответствующим образом: дерзят, хамят, издеваются, смеются, изгаляются над учителями, насколько им фантазия позволяет. Родители постоянно вмешиваются в педагогический и учебный процесс, давая ценные указания администрации школы и педагогическому коллективу. Иногда думаешь: почему бы этим родителям не закончить педвуз и не прийти работать в школу? Такие ценные кадры, и пропадают даром! Нет бы применить свои знания в области педагогики к родным детям. Но свое бессилие в воспитании собственных чад они вменяют школе…

С содроганием смотришь видео со сценами издевательств над учителями, снятые учениками и выложенные ими на различных сайтах. Почему в таких случаях не работает закон? Ведь это уже само по себе есть преступление. Человек подвергается оскорблениям и измывательству на рабочем месте. Давайте представим, что во время исполнения служебных обязанностей кто-то начинает попирать права и обязанности тех же полицей­ских, таможенников, налоговиков. Думается, таковых быстро приведут в чувство. А над учителем это можно делать абсолютно безнаказанно. Почему? Достаточно в отношении таких родителей и учеников применить закон, и все поймут: учитель защищен государством, у него есть положение в обществе, и общество не даст унизить его. На деле все не так. Профсоюзы у нас карманные. Выслушают жалобу учителя, позвонят директору школы, попросят провести надлежащую работу. А директор дерзить родителям не будет… Чем еще профсоюз может поддержать учителя? Дать ему льготную путевку в дом отдыха? Ну даст одну на школу. Что с ней делать? И никого не интересует, как учитель будет отдыхать, каким он вернется после отпуска на работу. Бюллетени оплачиваются не полностью. Почему? Мы ведь все болячки зарабатываем в школе, а не на стороне. Это производственные заболевания!

О социальном положении и говорить нечего. Зарплаты? Молодой учитель без категории и стажа за ставку получает около 42.000 тенге. Учитель с высшей категорией и стажем свыше 20 лет 50.000 тенге плюс 17.000 доплата за категорию и все. Эти зарплаты не идут ни в какое сравнение даже со среднестатистическими.

Со слезами на глазах мы наблюдали за тем, как чествовали наших учителей на профессиональном празднике, когда вручали ключи от квартир. Как сказала одна из педагогов про эти ключи: ДОЛГОжданные. Квартирный вопрос самый острый для педагогов. Многие учителя скитаются по съемным квартирам, ожидая своей в очереди по 25-30 лет. Некоторые так и не доживают до этой ДОЛГОжданной квартиры. Неужели нельзя решить эту проблему? Дайте учителям ведомственные квартиры, арендные или, на крайний случай, семейные общежития. Пусть крупные компании, строящие дома, выделяют под социальные нужды определенное количество квартир. Уже это будет проявлением государственной заботы об учительстве.

Почему бы учителя не поощрить по итогам года, по результатам ЕНТ, по его общественной активности, по гражданской позиции, по тому вкладу, который он внес в развитие образования? А нашим чиновникам жалко не то чтобы дать знак отличия Заслуженный учитель, даже грамоты РОО и ГУО по пальцам пересчитать. Знаю учителя, кандидатуру которого трижды подавали на знак отличия и трижды оставили с носом лишь потому, что учитель отказалась платить деньги за это. Вот они моральные поощрения!

В Израиле учитель, проработавший три года, получает годичный творческий отпуск. Чтобы он мог заняться самообразованием, почитать, напитаться новшествами, обменяться опытом. При этом за ним сохранятся и рабочее место, и заработная плата.

Государство должно поддерживать учителей, потому что они производят тот продукт, от которого зависит в стране все: и экономика, и социальная сфера, и политика, и культура, и в целом развитие общества.

Общество сдвинется с мертвой точки только в том случае, если детей будут учить свободные люди, а не рабы, люди в футлярах, живущие только по указаниям сверху и ведомственным инструкциям.

Не надо сгущать краски!

На исходе Советской власти я окончил истфак и два года работал в школе учителем и вскоре завучем. А после, став отцом трех сыновей и дочери, опять же не утратил самых тесных связей со школой. Являясь депутатом областного маслихата и готовя к печати эту публикацию, я попросил дать мне справку о зарплате работников школы: минимальная зарплата учителя на селе 53 тысячи тенге, плюс 25 процентов надбавки, то есть учитель получает порядка 75 тысяч. Оклад директора 90 тысяч, кроме того, директору положена нагрузка 9 часов, так что он получает 120 тысяч. Я бы не сказал, что это сверхвысокая зарплата, но для села нищенской ее не назовешь.

И потом, у нас на дворе рыночная эпоха, никто учителю не запрещает давать частные уроки, подрабатывать на стороне. При определенной сноровке и старании учитель может удвоить зарплату. Удвоить ее пообещал и президент. Так что слухи о бедственном положении учителя преувеличены. То есть государство делает все, чтобы педагоги не чувствовали себя изгоями. По нашему региону 45-60 процентов бюджета идет на развитие образования. Это и зарплата, и оборудование школ, их ремонт и т.д. Это и строительство новых школ, кроме тех ста, что предусмотрены президентской программой.

В странах, которые находятся южнее нас, школьному образованию вообще не уделяется внимание, там растят мулл, и все. Казахстан на постсоветском пространстве занимает одно из первых мест если не по качеству, то по охвату детей школьным образованием. И обратите внимание на такой факт: на рынке труда учителя нет. Статус учителя на селе очень высок. Это же невиданный случай: чтобы устроиться в школу, надо заплатить 3-4 тысячи долларов. Само по себе это плохо, но мы вышли из социализма, и кумовство, телефонное право у нас не принято считать преступлением… Вопреки всему я убежден: в школе работают люди, преданные своей профессии, они делают погоду, а не чиновник-взяточник.

Говорят, нужен закон о защите учителя. Чепуха какая-то! Тогда давайте примем закон о защите пожарных, официантов кого еще? У нас есть Конституция, она гарант наших прав. Конечно, в школе 100-150 учителей, это разные люди, разные индивидуальности, всех под одну гребенку не причешешь, всех не заставишь думать одинаково. За последние 20 лет выросло новое поколение людей, незашуганных. Человек в футляре ушел в прошлое. Раньше мы говорили полушепотом, а теперь надо орать, чтобы тебя услышали. Все негативные процессы в школе это следствие эволюции, происходящей в ней. У обывателя сейчас может быть представление об учителе как о несостоявшемся человеке. Оно в корне ошибочно. Не думаю, что сами учителя придерживаются такого же мнения. По одной паршивой овце не надо судить обо всем стаде. Зарплата педагога растет, и даже те, кто ушел из профессии в поисках лучшей доли, возвращаются в школы и в вузы.

Теперь о коррупции в школе и коррупции вообще. Согласно статистике, даже в самых развитых демократических странах количество коррупционных нарушений составляет 25-30 процентов, это так называемый теневой бизнес. Полностью уничтожить его невозможно, коррупционные лазейки найдутся всегда. И школа здесь не исключение. Казахстан находится именно в этом коридоре 25-30 процентов коррупционных нарушений. Для сравнения, в России их до 45. Разумеется, это ржавчина, зло, с ним надо бороться. Но не надо обобщать, не надо единичные случаи раздувать до вселенских масштабов.

Мади Алимов

Источник: «Camonitor»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот.