Несут ли топ-менеджеры Казахмыса ответственность за отравление Шымкента свинцом?

Старики в Шымкенте, втором по населению городе Казахстана, до сих пор с потаенной гордостью рассказывают заезжим журналистам историю о том, что 7 из 10 пуль, выпущенных советской армией в Великую Отечественную войну, были выплавлены на Шымкентском свинцовом заводе (ШСЗ). Так это или нет, точно могут сказать историки, однако за это тяжелое и вредное производство шымкентцы, особенно дети этих самых стариков, расплачиваются до сих пор.

В мае 2012 года на подписном европейском сайте www.bne.eu была размещена статья «Казахмыс» перед лицом рисков по управлению Казахстанским свинцовым заводом» («Kazakhmys seen facing governance risks from Kazakh lead smelter»). Ее автор, журналист Кристофер Пала, подробно исследовал связи медного гиганта с ШСЗ и его производством, поставившим центр самой густонаселенной области страны на грань экологической катастрофы, ввиду опасности этого дела для репутации публичной компании, торгующейся сразу на двух ведущих площадках — Лондонской и Гонконгской фондовых биржах.

Сайт bne.eu специализируется на информации для инвесторов всего мира, имеет обширную сеть экспертов и корреспондентов, а также располагается в столице Германии. А данная статья из этого условно закрытого ресурса доступна после регистрации по адресу: http://www.bne.eu/story3580.

Главные выводы статьи свидетельствуют о непосредственной тесной связи между Корпорацией «Казахмыс» и ШСЗ, хотя и непосредственная ее природа осталась неясной. Выводы автора неутешительны как для акционеров казахстанского гиганта, так и для казахстанцев, страдающих от деятельности вредного производства:

«В то время как руководство компании «Казахмыс» отрицает факт владения 78-летним свинцовым заводом и в связи с этим утверждает, что не несет ответственности за проблемы со здоровьем, нанесенные им в третьем по размеру городе Казахстана, принятие на себя оперативного управления заводом порождает вопросы в отношении того, полностью ли были раскрыты политические и юридические риски казахстанской компанией перед своими акционерами. Существуют достаточные свидетельства того, что Шымкентский завод является огромной проблемой для здоровья и экологической катастрофой. Средний уровень оксида свинца в воздухе превышает международные нормы в 22 раза, и это привело к высоким уровням содержания оксида свинца в крови по меньшей мере 40 000 местных детей. Оксид свинца, даже в небольших количествах, вызывает задержку в развитии мозга у детей».

Приватизированный в 1996 году ШСЗ стал называться АО «Южполиметалл». В 2006 году после истощения собственных запасов сырья ШСЗ «начал переработку свинцовой пыли, которая является побочным продуктом медно-плавильного завода «Казахмыс» в Балхаше», однако после того, как в 2008 году цены на свинец упали до 1000 долларов США за тонну, ШСЗ стал нерентабельным и был закрыт. Как отмечает Пала, в момент закрытия завода «Южполиметалл» был должен компании «Казахмыс» нераскрытую сумму.

Именно чтобы взыскать этот долг, по словам директора по развитию металлургического комплекса «Казахмыса» Ержана Оспанова в интервью с правительственным агентством новостей «Казинформ», медный гигант «возьмет на себя оперативное руководство производством и финансовой деятельностью. Во избежание непроизводственных расходов и для получения максимальной прибыли».

Автор статьи справедливо указывает, что это заявление противоречит словам председателя правления «Казахмыса» Владимира Кима, который сказал Тому Мэйну из Global Witness, неправительственной организации, которая сосредоточена на плохом корпоративном управлении: «Свинцовый завод в Шымкенте не принадлежит компании «Казахмыс»… Единственная связь между «Казахмысом» и этим заводом в том, что мы поставляем свинцовую пыль».

Данные, обнародованные в казахстанских СМИ, свидетельствуют о том, что ШСЗ возглавил «Дюсенгали Байгуатов, бывший директор комбината в Балхаше» и сотрудник «Казахмыса» на протяжении многих лет. Даже на фото торжественного открытия завода, которое посетили вышеупомянутый Оспанов, председатель правления «Казахмыса» Эдуард Огай и аким ЮКО, Байгуатов запечатлен в стандартном синем комбинезоне корпорации «Казахмыс».

Открывая завод, руководство медного гиганта рисовало самые радужные перспективы. Однако автор статьи на bne.eu отмечает:

«Казахмыс» предпринял немного для оценки влияния завода с точки зрения экологии на местное население и не осуществил независимое экологическое исследование, несмотря на высокую плотность населения вокруг завода. Когда на общем годовом собрании были представлены детали потенциальных проблем со здоровьем, с которыми сталкивается местное население, главный исполнительный директор «Казахмыса» Олег Новачук сказал г-ну Мэйну из Global Witness: «Мы не осведомлены о любой потенциальной ответственности на основании информации, которую вы упоминаете». Однако ряд интервью, которые руководство «Казахмыса» дало местным средствам массовой информации при возобновлении работы свинцового завода в октябре 2010, рисуют совершенно другую картину. Официальные лица четко утверждали, что «Казахмыс» берет на себя операционное управление и возобновляет работу Шымкентского завода для взыскания неоплаченного долга».

И действительно, именно Ким, председатель совета директоров «Казахмыса», несмотря на сказанное западным журналистам про полное отсутствие связей с ШСЗ, 11 мая этого года в лондонском Линкольн-центре на общем годовом собрании «Казахмыса» сказал, что «ожидает закрытия Шымкентского свинцового завода в этом году». «Таким образом, становится очевидно, что «Казахмыс» принял на себя операционное руководство производством и финансовой деятельностью свинцового завода до возобновления его работы, который, как было сказано, будет работать достаточно долго для покрытия своего долга», — отмечает автор статьи на bne.eu.

Выходит, что решение о том, сколько работать заводу, отравляющему жизнь и здоровье тысячам казахстанцев, определяется не наносимым ущербом, а возвратом долга «Казахмысу» или все же прибылями компании-операциониста, владельцем, директором и бухгалтером которой указана никому не известная жительница Алматы? Как правило, это верный признак того, что на самом деле ТООшка — всего лишь ширма для кого-то еще, например того, кто может заворачивать на нее обширные денежные потоки.

На прошлой неделе популярный казахстанский сайт guljan.org, специализировавшийся на журналистских расследованиях, разместил материал под заголовком «Господин Ким, кто стоит за «распилом» медных гор?», посвященный связям частной компании A-MEGA Trading, занимающейся управлением ШСЗ, с председателем совета директоров «Казахмыса»:

«В Казахстане не так уж много «жирных кусков», контроль над которыми даже без формального владения со стороны ФПГ и отдельных лиц, стал основным финансовым ресурсом и источником обогащения казахских набобов. Прозрачность акционерных обществ и промышленных гигантов в таком деле не помеха. Весьма несложно «оседланного» кита экономики окружить своей «стаей» рыб-прилипал, которые будут выкачивать из него в карман пронырливому «топу» реальные барыши…»

Сайт Guljan.org отмечает, что «по информации Налогового комитета Минфина, у ТОО A-MEGA TRADING — компании, в управлении филиала которой находится Шымкентский свинцовый завод (ШСЗ), — в графе «учредители» указано физическое лицо, являющееся одновременно владельцем, директором и главным бухгалтером». Анализируя деятельность этого ТОО, журналисты отмечают множество непонятных на первый взгляд вещей, заставляющих предположить, что «реальным владельцем данной компании является тот, кто может «грести» на баланс ТООшки деньги со счетов акционерного общества и достаточно влиятелен, чтобы не бояться лишних проверок».

«Подтверждением непонятной связи ТОО A-MEGA TRADING с топ-менеджментом «Казахмыса» можно считать слова финансового директора АО «ПК «Южполиметалл» Нургожи Джакипова в беседе с журналистом агентства «Интерфакс-Казахстан»: «В 2010 году завод простаивал. Работал только один, последний квартал, после того как на завод пришел «Казахмыс». 2011 год мы работали полностью». То есть пришел «Казахмыс», влил деньги, а зарабатывает на этом никому не известное частное лицо. Что это? Некий инновационный вид целевой благотворительности, что ли?»

Guljan.org, отмечая, что «именно Владимир Ким, как, возможно, формальный акционер, но в действительности же — реальный топ-менеджер «Казахмыса», решает все вопросы поставок, движения в процессе производства финансовых средств и иных ресурсов», в итоге чего «зарабатывают на контрактах «Казахмыса» никому не известные частные лица или хуже того — оффшоры, отмеченные кодами 869 («нигде не признанные территории»)», задает вопрос: «Не сам ли господин Ким собственной персоной стоит за «распилом» медных гор?» Журналисты пообещали заниматься расследованием этого вопроса, но через три дня после появления публикации сайт был закрыт в «связи финансовыми трудностями».

Может быть, действительно Ким и Новачук правы и сам «Казахмыс» не имеет отношения к компаниям, отправляющим своей деятельностью второй по населению город страны? Может быть, к ним имеют отношение не корпорация, а сами господа Ким и Новачук? Тогда в их словах остается формальная логика. Она, правда, не спасет в случае чего и репутацию управляемой ими компании.

Том Мэйн из Global Witness отмечает для bne.eu: «В любом случае, если возможно будет продемонстрировать, что «Казахмыс» контролирует операционную деятельность завода, на них может быть возложена полная ответственность по британскому законодательству, в особенности если они не выполнили никаких предварительных оценок социального влияния и влияния на экологию… Если это соответствует действительности, то на самом деле обязательства «Казахмыса» могут быть очень большими».

Кристофер Пала также отмечает неувязки в позиции «Казахмыса» по ШСЗ: «Годовые отчеты компании в 2010-м и в 2011 году не упоминают операционную деятельность или какую-либо переработку свинца — поразительное упущение для компании, состоящей в списке FTSE, учитывая размер свинцового завода. Сколько было затрачено «Казахмысом» для возобновления работы завода, сколько свинцовой пыли было переработано и какая прибыль была получена, остается неясным. Даже размер долга Шымкентского завода перед «Казахмысом» не известен. Оспанов в своем интервью уклонился от ответа на прямой вопрос репортера «Казинформ» Татьяны Пылаевой, сказал только, что «сумма долга — это не принципиально. Важен сам факт, что существует такая задолженность».

Таким образом, даже если взять за основу предположение журналистов закрытого (временно ли?) казахского сайта расследований о том, что не сама корпорация «Казахмыс», а ее топ-менеджеры могут иметь отношение к деятельности ШСЗ, это будет в любом случае крайне негативно сказываться на медном гиганте. Потому что речь идет даже не о чьей-то финансовой нечистоплотности, но об экологической катастрофе национального масштаба, данные о которой раскрывает bne.eu:

«В исследовании, проведенном Международной группой по защите здоровья детей в аспекте экологии (International Task Force for Children’s Environmental Health), находящейся в Колорадо, представленном на конференции Американской ассоциации промышленной гигиены в 2011 году, было обнаружено, что у 95% детей, прошедших обследование в городе, уровень свинца в крови был выше легального максимума, который составляет 10 микрограммов свинца на децилитр крови (µg/дл). Средний уровень составил 20 µg/дл. В радиусе 1 километра от завода средний уровень составил 32 µg/дл, в то время как наивысший показатель у ребенка составил 103 µg /дл. Другое исследование, проведенное местными властями, показало, что содержание свинца в почве в радиусе 0,9 км от завода превысило допустимый уровень в 21 раз. Среднее содержание свинца в воздухе составило 0,0034 мг на кубический метр в квадрате, что в 11 раз превышает максимально допустимый средний уровень по Казахстану, который сам по себе в два раза выше допустимого уровня в США. «Это трагедия для человеческого здоровья, — говорит Джек Караванос, профессор здравоохранения в университете Сити города Нью-Йорка (City University of New York), который изучает отравление свинцом в мире. — Содержание свинца в крови на уровне 20—25 µg/дл вызывает серьезное и необратимое повреждение мозга, особенно у маленьких детей».

Караванос утверждает, что «даже если завод будет закрыт, высокое содержание свинца в почве делает обязательным переезд населения по меньшей мере на 5 км от завода».

В августе 2012 года ШСЗ опять накрыл Шымкент целым облаком пыли из своих отходов. Решить проблему по переносу ШСЗ за пределы густонаселенного города местные власти не в силах. Руководство АО «ПК «Южполиметалл», владеющее им, обвиняет акимат в распространении «экологических страшилок», а также попытках «рейдерства», указывая также условием переноса производства финансовую помощь со стороны правительства. ТОО A-MEGA TRADING, управляющее заводом, не делает никаких заявлений. Сроки закрытия ШСЗ неизвестны.

А молодое поколение южноказахстанцев, чаще всего становящихся жертвами различных массовых отравлений и заражений в последние годы, так и остается заложником вредного производства с непонятными хозяевами, связанными с ведущей казахстанской компанией, торгующей на международных биржах, которая не хочет нести ответственности за причиняемый тысячам людей вред.

Есен БАЙСЕИТ-УЛЫ

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот.