Неизвестная война, или Как Шымкент побывал Черняевым

Я думаю, не надо обращаться к статистикам, чтобы обнаружить – наш город потрясающе многонационален. Впрочем, как весь Казахстан в целом. Во времена Союза «новая советская общность людей», скованная одной паспортной и рублевой цепью, была все же вольна кочевать сколько и куда угодно. Без таможенных досмотров, виз и регистраций. Понаехали к нам, к примеру, вспахивать целину, а потом привыкли, обустроились и остались на ПМЖ. На добровольной, так сказать, основе. В период сталинских репрессий в Казахстан депортировали опальные народы скопом: греков, чеченцев, приволжских немцев, корейцев и много других. И, конечно, наш южный, изобильно «плодово-ягодный» Чимкент манил изгнанников чрезвычайно. Так уж исторически сложилось. Но заглянем вглубь истории подальше, на сто с лишним лет назад.

В 1912 году русский имперский чиновник и путешественник А.И.Добромыслов составил добросовестный и подробнейший отчет о Чимкенте, о его географическом положении, хозяйственном общественном управлении, городском благоустройстве и т.д. В частности он упоминает о численности «народонаселения». Согласно свидетельству Добромыслова, первыми капитальными переселенцами стали русские – 2-3 семейства казаков из Казалинска. В 1868 году им были отведены места возле крепости под слободку, получившую название Солдатская. Следующими поселенцами были отставные солдаты. Они занимались торговлей водкой или состояли на службе у разных должностных лиц. В 1876 году в Чимкенте поселились несколько сосланных семейств уральских казаков, но не надолго. Только после голодного для России 1891 года, когда переселенческая волна хлынула и в Туркестанский край, численность русских в Чимкенте значительно возросла. В 70-х годах позапрошлого столетия здесь появились и татары, но их было немного. Больше всех Чимкент полюбился бухарским евреям: при завоевании города русскими – о чем речь пойдет дальше – их было 4-5 человек (в 1864), а к 1910 году свыше 600. По отчету чимкентского уездного начальника в 1910 году в городе проживало 15940 человек различной национальности и вероисповедания – русские, украинцы, белорусы, киргизы, каракалпаки, сарты, узбеки, евреи, татары. Кайсаки, прародители казахов, предпочитали вольный образ жизни и город не жаловали.

Тот факт, что в Чимкенте селились «магометане» (по Добромыслову) – не удивителен и вполне закономерен, по логике территориального соседства. А вот как сюда занесло славян – «инородцев» и «иноверцев», чья родная земля находилась в беспредельном далеке? Их занесло по логике геополитических аппетитов царской России. То есть, как обычно, не по своей воле.

Военная вылазка полковника Черняева

Чимкент никогда не оставляли в покое. Еще бы! Он всегда был лакомым кусочком для всякого маломальского правителя с амбициями. Зеленый, плодородный и полноводный. Из отчета – доклада Добромыслова: «Лежит на реке Бадам, левом притоке реки Арысь, впадающей с правой стороны в Сыр-Дарью. Живописное положение и отличная вода из Качкаратинских ключей привлекает сюда многих». Словом, было за что бороться. В 1800 году Чимкент находился во владении ташкентского хакима Юнус-Ходжи, по свидетельству путешественников Поспелова и Бурнашева. В 1810 году его «присоединило» к себе Кокандское ханство. В 1821 году киргиз Тентяк-туря сделал было попытку отбить Чимкент вкупе с Туркестаном и Аулие-ата (Тараз) – у Кокандского хана, но безуспешно. Тогда за дело взялась имперская Россия.

Военная операция за взятие Чимкента длилась недолго. Седьмого июля 1864 года М.Г. Черняев выступил из Аулие-Ата (его легко занял ранее) к Чимкенту. Силы полковника были невелики: шесть неполных слабых рот и сотня казаков, в то время как Кокандский гарнизон, под предводительством регента хана Алимкула, насчитывал 10000 человек. Понимая «маломощность» своего воинства, Черняев обратился к командующему сырдарьинской линии Н.А. Веревкину облегчить ему это дело с помощью подкрепления из Туркестана. Тот почему-то сразу отказал, но потом все же выслал ему на встречу слабый отряд под начальством капитана генерального штаба Л.Мейера из двух рот пехоты, сотни казаков и 20 местных киргизов. 10 июля Черняев остановился на реке Арысь и стал готовиться к воссоединению с Мейером. Однако честолюбивый капитан не стал ждать никаких приказаний и сам двинулся к Чимкенту. После скоростного перехода он остановился в урочище Ак-Булак, в 12-ти верстах от Чимкента (верста – чуть более километра), где его и окружили кокандцы. 16 июля, еле отбившись, Мейер снялся с позиции и… отправился назад, в Туркестан. Но тут его настиг подполковник Лерхе и заставил следовать вместе с ним на Алтын-тюбе. Все эти военные приготовления к штурму Чимкента обошлись ненужными потерями, хотя по современным меркам весьма малочисленными — убито 13, ранено 44 и контужено 23 человека. Кокандцы же потеряли 2000 человек. Современник событий М.А. Терентьев в своей «Истории завоевания Средней Азии» подвергает самовольный поступок Мейера решительному осуждению. Хотел опередить Черняева и вкусить славу победителя? Конечно. Но говорят же – «не лезь поперек батьки в пекло»…

Дальше события развивались так. М.Г.Черняев, несмотря на явное нарушение воинской дисциплины капитана Мейера, все же послал ему на выручку конных стрелков и казаков и сам снялся с места в несколько часов. Расположился лагерем около кургана Алтын-тюбе в восьми верстах от Чимкента и стал ждать отбившееся подкрепление. 16 июля регент кокандского ханства Алимкул пробовал ввести с полковником мирные переговоры, но ничего не вышло. Во время стоянки на Алтын-тюбе (до 24 июля) Черняев произвел вокруг Чимкента рекогносцировку – расстановку сил и изучение противника и места предполагаемых боевых действий. Кокандцы пытались мешать: 15-18 тысяч конных воинов окружило русский отряд, но те подключили артиллерию – ядра, гранаты, картечь и отбили атаку. Кокандцы отступили, потеряв до 400 человек убитыми. В русском стане легко ранили трех бойцов.

Через месяц противостояния военные действия стали стремительно развиваться: 18 сентября Черняев, уже генерал, вплотную подошел к Чимкенту. В ночь на 20 сентября впереди лагеря была заложена батарея на 4 орудия и одну мортиру. С рассветом батарея открыла огонь по цитадели, на что противник отвечал из семи орудий и двух мортир. 21 сентября Черняев приказал заложить вторую батарею – уже на шесть орудий и четыре мортиры, и утром 22 сентября войска, находившиеся в траншеях, бросились на штурм города. Через полчаса Чимкент был взят, цитадель пала, большая часть кокандского гарнизона во время штурма бежала из города.

А.М.Добромыслов, основываясь на официальных источниках, сообщает итоги: «Во время штурма с русской стороны убито 2, ранено 17 и контужено 19. Трофеями были: 11 бунчуков, 4 знамени, 4 медных орудия, 8 мортир, 19 чугунных орудий, значительное число фальконетов (артиллерийское орудие) и других военных принадлежностей – кольчуг, щитов, барабанов, труб и прочее». За взятие Чимкента Черняеву пожалован орден Святого Георгия третий степени, а Лерхе, вошедшему в город по другую сторону от цитадели, тот же орден четвертой степени.

В 1914 году в честь 50-летия присоединения Казахстана к Российской империи город Чимкент Сенатским указом был переименован в Черняев. Прежнее название город получил вновь в 1921 году.

Обустройство мирной жизни

После установления новой власти Чимкент вошел сначала в состав ново-кокандской линии, с февраля 1867 года входил в состав Туркестанской области, а с июля 1867 года входит в состав Сырдарьинской области Туркестанского губернаторства как уездный город.
Сразу же после победы генерал Черняев занялся мирскими делами: вместо бека высшим административным лицом посадил коменданта, затем утвердил должность городничего из обер-офицера. С 1868 года главным административным лицом становится уездный начальник. Менялись они довольно часто, и не все были чисты на руку. Подполковник В.В. Лалекин, «правивший» Чимкентом 1868 года до 1910 года, был уволен за расхищение земель в селе Арысь, но на суде был оправдан, хотя и не восстановлен.

Был налажен и полицейский надзор. Поначалу надзирательные функции выполнял обер-офицер по военной части, в расположении которого командировались нижние воинские чины. Кроме того, полицейскую службу несли и вольнонаемные джигиты во главе с аксакалом, выбиравшимся населением на три года.

От тех времен и завоевательских баталий осталось мало документальных, а тем более «вещественных» доказательств. Впрочем, предмет мебельной роскоши, принадлежащий одному из уездных начальников, можно увидеть в нашем областном краеведческом музее. Это оригинальный и дорогущий стол, говоря современно, «офисного» назначения. С ним связана любопытная история. После революции, естественно, стол реквизировали, и за ним стал восседать председатель ревкома Черняевского уезда. Однако вскоре на него поступил донос, что, мол, глава революционного комитета проникся мелкобуржуазным духом и повторяет замашки уездного царька. Председатель немедленно испугался и тут же сдал компрометирующий стол в только что открытый музей, — тогда еще «лабораторию для школ Черняевского уезда».

Елена Летягина «СТАТУС-Шымкент» №7-8, 2010 г.

Неизвестная война, или Как Шымкент побывал Черняевым: 6 комментариев

  1. Что за хрень написали две роты русских выиграли сражение у 2000 кокандских басмачей?

  2. странный иронический тон,для автора статьи,подхалимаж?/перед властью/

  3. Что за хрень написали две роты русских выиграли сражение у 2000 кокандских басмачей?

    Так думать надо галавой а не жопой

  4. Летягина просветляет исторически по сообственным соображениям или как?Черняев бандит царской империи и враг среднеазиатских народов.Мы незабудем террора причененым Черняевым мирному населению,скажете где достоверная инфо?В лондонской всемирной библиотеке уважаемые.

  5. Где правда?
    Вот что пишет Календарь «Святая Русь»:
    ….Сначала небольшой отряд Черняева захватил крепость Аулие-Ата и взял штурмом Чимкент (в июле 1864 г.), считавшийся неприступным; войска проникли в крепость по водопроводу в стене крепости, и гарнизон был до того поражен внезапным появлением неприятеля внутри городской ограды, что не оказал почти никакого отпора. За взятие Чимкента, Черняев был награжден орденом Св. Георгия 3-й степени. По формальной служебной линии в 1864 г. Черняев был произведен в генерал-майоры…

    rusidea.org/?a=25063008

  6. Вот еще одна легенда! «Военная Литература».
    Военная история Глава 5.
    Исторический перелом
    militera.lib.ru/h/mihaylov_aa2/05.html

    …7 июля 1864 г. Черняев выступил из Аулие-Ата с отрядом в 1298 человек при 10 орудиях и направился к Чимкенту. Двигаясь очень быстро, его войска уже через три дня вышли к урочищу Яски-Чу на р. Арысь, всего лишь в 53 км от цели похода. Ценой стремительного движения стали прерванные коммуникации и плохое снабжение отряда. Один из участников похода Г. Сярковский вспоминал: «Транспорт не приходил, пришлось уменьшить сухарную дачу на половину, на мясную же порцию отряд брал из реквизиционного скота сколько хотел. Оказался недостаток в соли, которой не могли найти ни в одном из аулов. Баранина без соли опротивела солдатам: они бросали ее целыми тушами, только печенка, сердце и почки считались лакомым куском, которые можно было есть без соли и хлеба.» Во что солдатское гурманство обходилось местному населению, у которого скот реквизировали догадаться нетрудно. Тем не менее, единства в стане кокандцев не было. Как стало известно Черняеву, многие казахи вовсе не рвались в бой, и Алимкул употреблял самые суровые меры для удержания их в рядах своего войска. Он даже устроил показательную казнь 80-летнего старейшины Байзака, которого расстрелял из пушки.

    Со стороны Туркестана на соединение с силами Черняева был выдвинут небольшой (2 роты пехоты и сотня казаков с 3 пушками) отряд капитана Мейера. Встреча должна была состояться на урочище Караспан, но Мейер, не ожидая Черняева, вырвался вперед, вышел на урочище Ак-Булак всего в 13 км от Чимкента. Здесь его отряд [365] 14 июля окружило многократно превосходящее по численности войско противника. Русские оказались на очень невыгодной позиции: на дне котловины, со склонов которой их и обстреливали кокандцы. В течение двух дней солдаты и казаки отбивали ожесточенные атаки врага. «Отряд старался окапаться, — пишет М. Терентьенв, — материалом для бруствера послужили, между прочим, не только трупы убитых лошадей и верблюдов, но и тела убитых товарищей… Их укладывали кругом лагеря… и засыпали землей… Солдаты рыли землю штыками и выгребали руками.» Тем не менее Мейер смог отправить к Черняеву связного с просьбой о помощи. На выручку окруженным срочно направились 125 человек во главе с войсковым старшиной Катанеевым, но, не доходя 5 км до Мейера, они сами столкнулись с большим войском кокандцев, залегли и приняли оборону. К вечеру 16 июля Мейеру удалось вступить с противником в переговоры и добиться от него обещания пропустить отряд к Туркестану. Всего в двухдневной стычке погибло 13 солдат, да еще 45 солдат и 2 офицера было ранено. Кокандцы только убитыми и только в одной, последней атаке потеряли 500 чел. Вскоре отряд Мейера примкнул к основным силам.

    22 июля русские разделились: усталый отряд Мейера, все раненые и больные остались в укрепленном лагере на урочище Алтын-Тюбе, а 6 рот пехоты, артиллерия и сотня казаков двинулись к Чимкенту. Едва они приблизились к стенам города, как крепостная артиллерия открыла огонь и, одновременно, кокандская конница пошла в атаку. Г. Сярковский вспоминал: «В городе послышался страшный шум, крики и гам, застучало множество барабанов, загудели трубы и зурны. Этому концерту вторила учащенная по нас пальба с кокандских батарей. Вскоре отряд наш был буквально со всех сторон окружен кокандцами. Я насчитал 22 конных колонны, каждая не менее 300 человек, которые шли впереди, [366] по сторонам и в тылу.» Сам Черняев, рассказывая впоследствии об этой схватке корреспонденту газеты «Русский вестник», вспоминал в первую очередь дикие боевые крики нападавших. «Кому не приходилось выдерживать атаку азиатских полчищ, — говорил он, — тот не может даже себе представить того действия, которое производят на нервы эти нечеловеческие звуки.» Невзирая на вражескую атаку, отряд обстрелял город и, обнаружив по ответному огню место положения вражеских пушек, отступил.

    23 июля русские двинулись в обратный путь к Аулие-Ата. Передышка, однако, оказалась очень недолгой. Через месяц после похода к Чимкенту разведчик-казах сообщил Черняеву, что часть войск Алимкуля покинула город. 19 сентября 1864 г. русский отряд вновь подошел к Чимкентской крепости. На этот раз в распоряжении Черняева имелось 10,5 роты пехоты и 2,5 сотни казаков, сотня конных стрелков, 19 пушек и мортир с прислугой. Кроме того, в походе участвовало до тысячи казахов. В ночь на 20 сентября осаждавшие возвели первую батарею и начали обстрел города.

    Одновременно, к городским стенам повели траншею. Следующей ночью началось сооружение еще одной батареи, ближе к крепости. Защитники города выкопали перед стенами контрминную траншею, в которой расположились пушки и пехота для обстрела ходов сообщения передовой батареи.

    Утром 22 ноября кокандские воины в траншее стали даже готовиться к вылазке, но в этот момент были сами атакованы 4 ротами пехоты во главе с подполковником Лерхе. Ударом в штыки русские солдаты опрокинули противника и на его плечах ворвались в городские ворота. Вслед за этим под личным руководством Черняева была захвачена и внутренняя цитадель. За взятие Чимкента Черняев и Лерхе получили ордена св. Георгия 3-й и 4-й степеней, соответственно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я не робот.