В роддоме Шымкента перепутали двойняшек

0_6e7d8_26de784e_S.png

Две пары двойняшек, перепутанные в роддоме Шымкента и разбросанные по миру, нашли друг друга через 25 лет, передает газета «Время».

Ирина и Карина (имена изменены – прим. ред.) родились в июле 1992 года примерно в одно время с тремя другими парами близнецов.

Роды были тяжелыми, их мама Татьяна впала на месяц в кому. Отец девочек вскоре ушел. Татьяна стала инвалидом. Она с девочками и своей матерью жила лишь на две пенсии.

Девочки с первого дня росли совершенно разными, хотя и были дружны. Ира – тихая, тоненькая блондинка, Каря – брюнетка- сорванец. Непохожесть врачи объяс­няли тем, что они разнояйцовые.

После девятого класса Ирина продолжила учебу в школе, а Карина поехала в Алматы, поступила на платное отделение авиаколледжа, устроилась на работу.

Однако из-за нехватки денег учебу пришлось оставить. Вскоре она встретила будущего супруга, родила сына и дочку.

Как-то знакомая Иры прислала ей фото из немецкого колледжа, на которой была девушка ­– ее копия! Ирина не поверила глазам. А потом знакомая скинула ей ссылку на страницу ее «двойника».

Девушка позвонила Карине, рассказав обо всем, и они списались с немецкой копией Иры. Ее звали Викторией.

Чем больше они общались, тем больше совпадений находили. Обе они появились на свет в шымкентском роддоме №2. Ирина родилась 20 июля 1992 года, Вика – днем ранее. У обеих девочек есть близнецы. У Ирины – Карина, у Вики – брат Виктор.

Причем Вика с Виктором так же не похожи друг на друга, как Ирина с Кариной. Зато сходство между Ириной и Викой, а также между Кариной и Виктором поразительное.

«Для мамы это был шок. Точно такое же состояние пережили немецкие родители. Когда решились устроить видеоконференцию по скайпу, эмоции просто зашкаливали. Все плакали, радовались и все говорили, говорили» , – вспоминает Карина.

Генетические экспертизы подтвердили: Ира и Вика – сестры, Карина и Виктор – дети немецких родителей.

«Конечно, я безумно люблю Карину, но что такое сестра-двойняшка, я поняла только с Викой. Мы с ней будто одно целое», – говорит Ирина.

В отличие от Ирины и Вики, которые строят грандиозные планы, Карина не хочет перекраивать свою жизнь, но готова внести коррективы.

«В Казахстане моя семья, мой муж-казах, его родители. Здесь моя мама. Ведь, как ни крути, мать не та, что родила, а та, что воспитала. (…) Немецкую маму я тоже люблю, но головой, а эту маму – сердцем» , – поясняет она.

Отец Карины решил судиться с казахстанскими медиками и чиновниками.

Для этой цели он нанял шымкентского адвоката, который уже подал заявление в полицию.

Следователи заморачиваться на поиски доказательств преступления не стали и «за отсутствием события и состава преступления» уголовное дело закрыли. Однако правозащитник настоял, и полицейским вновь пришлось вернуться к разбирательству.

«Вы себе представить не можете, что значит жить с постоянной мыслью о том, что твое родное дитя росло в чужой семье, испытывало невзгоды, а ты в это время устраивал свою жизнь на другом конце света. Серд­це рвется от боли» , – говорит Анатолий Александрович.

Чтобы наказать виновных в подмене, мужчина готов дойти до международного суда.

Related posts