Что будет с экономикой РК если нефть упадет до 15 долларов?

01

Что будет с казахстанской экономикой, если стоимость нефти упадет ниже 15 долларов за баррель, рассказывает известный экономист Петр Своик.

Цена на нефть сейчас

Как пишет The Wall Street Journal, мировые цены на нефть ползут вверх из-за возникшего конфликта между Эр-Риядом и Тегераном.

Нефть WTI на Нью-Йоркской товарной бирже подорожала до 38,32 долларов за баррель. Февральские фьючерсы на нефть марки Brent в ходе торгов на лондонской бирже ICE вечером, 3 января, достигли отметки в 38,50 долларов.

«В ближайшей перспективе растущая напряженность окажет положительный эффект на нефтяные цены, но рынок нуждается в реальном восстановлении равновесия спроса и предложения для устойчивого и длительного восстановления», — считает руководитель по исследованиям сырьевых рынков Nomura Holdings Гордон Кван.

По его мнению, если конфликт продолжится и цены на нефть начнут устойчиво расти, это послужит поводом для таких стран-производителей с высокими издержками производства, как США и Россия, для увеличения добычи нефти.

Объявление о казни в Саудовской Аравии 47 человек, включая известного шиитского проповедника Нимра ан-Нимра, выступавшего против дискриминации в Королевстве, вызвало протест и стало причиной нападения на посольство Саудовской Аравии в Тегеране.

После этого министр иностранных дел Саудовской Аравии Адиль аль-Джубейр заявил о разрыве дипотношений с Ираном.

Напомним, что на нефтяном рынке весь 2015 год продолжался стремительный обвал котировок нефти. По состоянию на декабрь прошлого года нефть марки Brent торговалась около отметки 36,7 доллара за баррель. Это минимум с самого разгара финансового кризиса – декабря 2008 года. При этом американская нефть марки WTI упала ниже 35 долларов за баррель.

Новый виток обвала цен на нефть вызван опасениями игроков, что страны ОПЕК в 2016 году продолжат наращивать добычу, так, замминистра нефти Ирана заявил, что «нет никаких шансов», что его страна отложит свои планы по наращиванию экспорта на 1 млн баррелей в сутки, даже если нефть упадет еще существенно ниже.

Интересно отметить, что даже министр финансов России Антон Силуанов, предрекает дальнейший обвал. По его мнению, котировки будут опускать даже ниже 30 долларов за баррель.

При этом в ЦБ РФ считают стоимость нефти по 35 долларов за баррель критичной для российской экономики. При такой цене ВВП РФ в следующем году может упасть еще на 3%.

Упавшие цены на нефть — навсегда

Петр Своик считает, что этот вопрос прежде всего надо адресовать российской экономике, потому что курс тенге, торговый баланс и состояние бюджета Казахстана по большей части отражают происходящее в экономике России.

«Падение мировых цен на нефть, кстати, тоже во многом адресовано России: таким образом глобальный капитал пытается свалить президента Путина. До 15 долларов за баррель дело вряд ли дойдет – для этого из цен на нефть пришлось бы удалять не только все фьючерсные накрутки, но эксплуатировать ряд даже приморских месторождений с эксплуатационным убытком. Поэтому при всем желании приструнить Россию долго так продолжаться не может. Но вот цены в диапазоне 35-50 долларов вполне вписываются в среднемировую внебиржевую рентабельность, пусть и без развития, поэтому могут поддерживаться сколько угодно долго. Конкретно, до той или иной политической развязки войны в Сирии, ссоры с Турцией, раздрая на Украине и социально-экономического кризиса в самой России», — считает он.

Другими словами, по мнению эксперта, с точки зрения существования нынешней политико-экономической российской модели (а значит, и нашей тоже) сегодняшние «упавшие» цены на нефть (и даже еще чуть ниже) — «навсегда».

«Что для нашей (и российской тоже) экономики уже сейчас означает одно: исчезновение прежнего источника развития. Таким источником было превышение постоянно растущей экспортной валютной выручки над тоже постоянно растущими валютными затратами на импорт. Это превышение, в базовой своей части, сразу отсекалось от национальной экономики и складировалось в Национальном фонде в виде зарубежных долговых бумаг (то есть с возвратом кэша тем же покупателям казахстанского сырья), оперативный же излишек скупался Национальным банком в свои ЗВР. Скупая профицитные доллары, Нацбанк эмитировал во внутреннюю экономику эквивалентное количество дополнительных тенге, достающееся тем же сырьевым экспортерам. Которые инвестировали эти дополнительные деньги в тот же сырьевой экспорт и обслуживающую его экономическую и административную инфраструктуру. А, расходясь от экспортеров кругами (бюджетными, подрядными и коррупционными) эти проецирующие долларовый избыток тенге инвестировали, в основном, развитие второго «крыла» такой «вывозной» экономики: завоза в страну иностранных промышленных и потребительских товаров.

Так вот: с такой экономической моделью происходит сейчас то, что случается с самолетом, вдруг потерявшим тягу двигателей: начинается падение, планирующее или со срывом в штопор. В экономическом смысле у тенге (как и у рубля) нет того дна, достигнув которого падение прекратится. Поскольку возобновление прежней тяги – восстановление избыточности внешнего платежного баланса – исключено. И я вам скажу, почему: как раз из-за «плавающего» курса национальной валюты», — поясняет Петр Своик.

По словам эксперта, всем известная и как бы понятная причинно-следственная связь – «понижение нефтяных цен – понижение курса нацвалюты» на самом деле работает не напрямую, а опосредовано. Суть в том, что сырьевые экспортеры в такой «вывозной» модели обладают правом наднациональной суверенности – конечные свои сделки они завершают за границей и там же откладывают конечные прибыли. В страну же обратно заводят лишь ту валюту, которая нужна им для внутренней деятельности. Да, из-за падения мировых цен их конечная загранвыручка тоже падает, но тут им на выручку приходят правительство с Нацбанком – опускают курс тенге. Что позволяет экспортерам возвращать пропорционально меньше валюты, но это только усугубляет тот самый валютный дефицит, на устранение которого, якобы, и направлена политика «плавающего» курса.

Он уверен, что схема ослабления тенге и сжатия всей внутренней экономики закручивается буквально штопором: сами экспортеры, из-за падения конечной выручки, сокращают производственные и инвестиционные затраты в стране пребывания, включая и импорт, который во многом формируется как раз их заказами. Плюс еще и понижение стоимости местных денег помогает им снижать свои затраты в валюте, а это ведет к дальнейшему давлению на тенге в сторону ослабления.

«Параллельно падает и импорт, и тоже двойной тягой: из-за сокращения потребностей сырьедобытчиков и из-за относительного удорожания стоимости иностранного оборудования и материалов вообще для всех производств в стране. Вернее, — тройной тягой – еще и из-за падения покупательской способности населения вследствие удорожания всего завозимого в Казахстан. «Мягкой посадки» так не получится. Напротив, Россия и Казахстан уже два года подряд держат первое-второе место в мире по степени ослабления своих валют, и в наступающем 2016-м рискуют войти в еще один штопорный виток. Рубль, если сейчас не закрепится на рубеже семидесяти, может упасть и до ста, тенге, соответственно, до 500 за доллар. Причем этот пугающий прогноз, если сбудется, ничуть не снимет тему дальнейшего проседания валютных курсов», — прогнозирует Петр Своик.

«Поскольку экономического дна у такого падения нет – дном может стать только политическое переформатирование экономической политики – это как минимум, а при откладывании реформ – переформатирование самой власти», — заключил эксперт.

Related posts