В Жамбылской области педагоги шантажировали мать ученика

Терпению Анны Сумароковой из города Шу, что в Жамбылской области, можно позавидовать.

Женщина более шести лет наблюдала, как законные права ее ребенка нарушаются. И вот не выдержала! Молчать ее заставляли учителя школы. Преподавательницы пообещали, если мать не успокоится, они раскроют ребенку семейную тайну, передает газета "Литер".

Об этом в семье Сумароковых говорить не принято. Даже с корреспондентом Анна начала беседу лишь после того, как прикрыла дверь в комнату: чтобы 13-летний Алексей не услышал чего лишнего.

Тайна на самом деле не страшная, но для подростка может оказаться шокирующей. Когда мальчику было полтора года, Анна сначала оформила опеку над ним, а затем и усыновила. Именно этим шантажировали ее, а Алеше педагоги школы, носящей, между прочим, имя признанного педагога Антона Макаренко, наговаривали, что у него плохая мать, что ее посадят в тюрьму и именно они добьются этого, а мальчика отправят в детдом…

Сыты по горло

Отчего же семья могла попасть в немилость к работникам просвещения? Быть может, Сумароковы не сдавали деньги на ремонт класса или требовали завышенных оценок? Дело не в этом. Согласно постановлению правительства некоторым категориям несовершеннолетних полагается бесплатное питание в школьной столовой, а также обеспечение учебниками, письменными принадлежностями и другое. В числе прочих рассчитывать на такую государственную поддержку могут дети-сироты, даже те, которых со временем усыновили.

Анна про это знала. Потому и принесла, как только сын стал первоклашкой, копию документа об усыновлении. Но педагоги были непреклонны: раз у ребенка есть мама, бесплатная кормежка ему не положена! В первый год Алеша много пропускал по болезни, поэтому мама махнула рукой на учителей. Спустя год первое, второе и компот ее сыну приходилось покупать за счет семьи, государство в лице директора школы по-прежнему отказывалось кормить второклашку за свой счет.

Мама мальчика пообещала, что будет добиваться правды. В свою очередь руководство пригрозило, что расскажут мальчику историю его происхождения.

То есть эти, с позволения сказать, педагоги не обладают не только профессиональной этикой, но и общечеловеческие нормы им чужды, – говорит Анна.

– Они готовы были нарушить закон, подразумевающий тайну усыновления. Естественно, я молчала. Выбора не было. Ребенок стал для нас родным, у него есть я, бабушка, дедушка, мы все любим Алексея, как отразилась бы на нем эта правда – никто не знает, однозначно, что такие знания не идут на пользу семье…

Да и ради чего было развязывать такую войну? О том, какая сумма заложена в бюджет конкретной школы на горячее питание, узнать не удалось. Но, например, в соседнем Кордайском районе в минувшем году аким отрапортовал, что в отчетном периоде удалось добиться повышения стоимости школьных обедов со 130 до… 150 тенге на одного ребенка! И это тогда, когда эксперты из Казахской академии питания постоянно сообщают, что на такую сумму (в некоторых школах Казахстана учеников кормят даже на 120 тенге) невозможно полноценно насытить растущий организм. Грызущим гранит науки мальчишкам и девчонкам необходимый набор витаминов, жиров, белков и углеводов можно обеспечить лишь при стоимости комплексного обеда от 300 тенге.

Я к вам пишу, чего же боле?

В семье Сумароковых с финансами все в порядке, поэтому вопрос с питанием за счет школы Анна не будировала более шести лет, собирая Алексею бутерброды с собой или давая деньги на перекус в столовой. Да и учебники покупала сама, хоть и роптала… Но то, что произошло накануне Нового года, заставило женщину стать на тропу войны.

«Здравствуйте уважаемые тетеньки и дяденьки! – начал свое письмо в филиал общественной приемной партии «Н?р Отан» по Шускому району семиклассник Алексей Сумароков.

– Я раньше не знал, но теперь знаю, что мне должны были в школе на большой перемене давать кушать. А еще иногда должны были давать подарки. Но мне никогда никто ничего не давал. А в этом году мне сказали, что я пойду на елку и мне дадут подарок. И что будет весело и интересно. Я сильно обрадовался, и мама, и деда, и бабуля. Они сказали: «Ну слава богу, сынок, о тебе вспомнили». Я даже попросил маму, чтобы она сочинила стих о том, что я нужен Родине. И сильно ждал, считал дни, когда же будет елка. Но на елку из-за учителей я так и не попал. Я очень сильно плакал, потому что мне было сильно обидно».

Аккуратным почерком школьник исписал три альбомных листа. Там было много о чем еще, помимо несостоявшейся для него елки. Наиболее эмоционально Алексей поведал о том, как учителя запугивали его, обещая, что сделают все возможное, чтоб упрятать мать в тюрьму, потому что она плохая. И полицейские таки забирали Анну из дома. Дважды, когда уводили на допрос. Алеша видел все это и каждый раз страшно пугался. Допросы были организованы в рамках расследования по заявлению педколлектива. Учителя, прознав о том, что Сумарокова собралась жаловаться в прокуратуру, сработали на опережение, собрали 12 подписей (в том числе и директора) о том, что всё, что Анна собирается указать в своем заявлении на имя прокурора – клевета, а также обвинили ее в шантаже и вымогательстве.

Чего мальчик не написал в письме партийцам, дополнила мама. По ее словам, одна из преподавательниц начальных классов обучает детей математике, языкам и прочим наукам, тогда как у нее совсем иная квалификация, она всего лишь методист-организатор культмассового направления. Также Анна заявила о поборах среди учителей. Педагоги скидывались на то, чтоб фронтальная проверка прошла удачно. Ради этого же в середине учебного года всех учеников обязали купить новые дневники и заполнить их, переписав все ранее заполненные сведения – расписания, задания, отметки. Сами же учителя переписывали сызнова классные журналы.

Преступление и наказание

Прежде, чем писать в партию, Анна обращалась в акимат, в управление образования, в прокуратуру.

Но от проблем женщины отмахивались. Чего не смогли сделать, когда проверить озвученные факты вознамерилась комиссия, инициированная «Н?р Отаном». Все факты, озвученные гражданкой Сумароковой, подтвердились. Результаты проверки были направлены в отдел образования Шуского района для принятия мер.

«Однако отделом образования акимата района меры в отношении администрации школы не приняты, материалы проверки по факту сбора денежных средств и переписывания классных журналов и дневников для принятия процессуального решения в финансовую полицию по Шускому району не направлены», – сообщает заместитель прокурора Жамбылской области Айдос Майлыбаев в официальном письме заместителю руководителя центрального аппарата партии Мади Оспанову.

Письмо это было составлено 30 июня, тогда как проверка состоялась в марте. То есть «Н?р Отан» во второй раз был подключен к решению проблем семьи Сумароковых. Теперь ответ за Шуской межрайонной прокуратурой, которая должна повлиять на руководство отдела образования, чтобы оно в свою очередь привлекло к дисциплинарной ответственности директора школы. А также за районным финполом, который должен принять процессуальное решение. Каким оно будет, остается только догадываться.

– Наиболее частые жалобы, касающиеся образования, поступают именно с южных регионов страны.

Родители жалуются на поборы, учителя жалуются, что без взятки на работу не берут, там даже техничкой устроиться невозможно, и еще масса проблем в этой сфере, так как население велико и многие сталкиваются с разными проблемами, – констатирует заместитель заведующего общественной приемной центрального аппарата партии «H?p Отан» Жумажан Жукенов. – Каждую ситуацию мы рассматриваем и берем на контроль. Партия является общественным объединением, мы не проводим прямые проверки, но делаем обращение в надзорные и исполнительные органы, просим их организовать и провести проверки. «Н?р Отан» не может взять на себя их функцию. И предмет, который указан в обращении граждан, должен рассматривать тот орган, в компетенции которого он находится. Мы в свою очередь оказываем содействие, заостряем внимание, помогаем получить гражданам своевременный ответ и объективную информацию. Каждое обращение находится на партийном контроле.

Анна Сумарокова намерена добиваться наказания всех виновных. Тех, кто устроил травлю ее ребенка, и тех, кто унижал ее саму, заставляя участвовать в допросах. В сентябре мальчик пойдет в 8-й класс этой же школы. Как пояснила мама Алексея, в школе есть и хорошие педагоги, которые не участвовали во всем этом моральном и материальном беспределе. Она надеется, что их отношение к ученику не переменится, тем более что ребенок учится хорошо и в классе у него много друзей.

P.S. По этическим соображениям имена и фамилия мамы и сына изменены.

Источник: kursiv.kz

Related posts

Leave a Comment

Я не робот.